Страница:Введение в философию (Карпов В.Н., 1840).pdf/91

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Эта страница была вычитана


— 82 —

жизнь ихъ развивалась подъ вліяніемъ частныхъ понятій о значеніи и отношеніяхъ человѣка, и что собственное понятіе всякому казалось лучшимъ. Одни прославилісь, какъ мудрые законодатели, другіе, — какъ практическіе вожди подданныхъ, тѣ, — какъ завоеватели престоловъ, эти, — какъ стяжатели любви народной, иные, — какъ геніи на поприщѣ умственной дѣятельности, а нѣкоторые,— какъ рѣдкое явленіе въ жизни домашней и общественной: — и что же? Исторія, сравнивая эти славы, недоумѣваетъ, которой изъ нихъ отдать преимущество; потому что не знаетъ, какое значеніе въ мірѣ свойственно вообще человѣку, по существу его природы и по его мѣсту въ безконечной цѣпи бытія. Притомъ всякое общество гражданское имѣетъ свои законы, правы, обычаи, занятія и почитаетъ ихъ сообразнѣйшими съ коренными условіями человѣческаго существованія въ мірѣ, такъ что всѣ другія кажутся ему жалкими, даже постыдными[1]. Древніе Греки называли варварами всѣхъ, незнакомыхъ съ фор-

  1. Der Aгаbег oder Mongole verachtct den Städter, und dünkt sich vornebm in Vergleichung mit ihm, weil das Herumziehen in den Wüsten mit seinen Pferden und Schafen mehr Belustigung, als Arbeit ist. Der Waldtunguse meint seinem Bruder einen Fluch an den Hals zu werfen, wenn er sagt: «dass du dein Vieh selher erziehen magst, wie der Buräte!» Dieser giebt die Verwünschung weiter ab, und sagt: «dass du den Acker bauen magst, wie der Russe!» (Kant, von einem vornehm. Ton d. Phil.).
Тот же текст в современной орфографии

жизнь их развивалась под влиянием частных понятий о значении и отношениях человека, и что собственное понятие всякому казалось лучшим. Одни прославились, как мудрые законодатели, другие, — как практические вожди подданных, те, — как завоеватели престолов, эти, — как стяжатели любви народной, иные, — как гении на поприще умственной деятельности, а некоторые,— как редкое явление в жизни домашней и общественной: — и что же? История, сравнивая эти славы, недоумевает, которой из них отдать преимущество; потому что не знает, какое значение в мире свойственно вообще человеку, по существу его природы и по его месту в бесконечной цепи бытия. Притом всякое общество гражданское имеет свои законы, правы, обычаи, занятия и почитает их сообразнейшими с коренными условиями человеческого существования в мире, так что все другие кажутся ему жалкими, даже постыдными[1]. Древние греки называли варварами всех, незнакомых с фор-

  1. Der Aгаbег oder Mongole verachtct den Städter, und dünkt sich vornebm in Vergleichung mit ihm, weil das Herumziehen in den Wüsten mit seinen Pferden und Schafen mehr Belustigung, als Arbeit ist. Der Waldtunguse meint seinem Bruder einen Fluch an den Hals zu werfen, wenn er sagt: «dass du dein Vieh selher erziehen magst, wie der Buräte!» Dieser giebt die Verwünschung weiter ab, und sagt: «dass du den Acker bauen magst, wie der Russe!» (Kant, von einem vornehm. Ton d. Phil.).