Страница:Вокруг света в восемьдесят дней (Жюль Верн; Русский Вестник 1872−73).pdf/110

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
 149
 

жрецы и послѣдователи Конфуція; безконечныя улицы, на которыхъ во множествѣ встрѣчались дѣти съ розовыми лицами и румяными щеками, напоминавшія собой рисунки на ширмахъ, игравшія съ коротконогими пуделями и желтоватыми кошками безъ хвостовъ, чрезвычайно лѣнивыми и ласковыми животными.

Движеніе на улицахъ не прекращалось ни на минуту; бонзы проходили торжественными процессіями, ударяя въ свои однообразные тамбурины; якунины, таможенные и полицейскіе офицеры, съ острыми лаковыми шлемами и двумя саблями, тѣлохранители тайкуна, въ бумажныхъ одеждахъ голубаго цвѣта съ бѣлыми полосами, вооруженные ударными ружьями, воины микадо, въ шелковыхъ фуфайкахъ, панцыряхъ и кольчугахъ, и множество другихъ военныхъ встрѣчалось на каждомъ шагу. Въ Японіи военное сословіе пользуется большимъ уваженіемъ, между тѣмъ какъ Китайцы, напротивъ того, относятся къ нему съ величайшимъ презрѣніемъ. Кромѣ военныхъ на улицахъ толпились пилигримы въ длинныхъ одеждахъ, просившіе милостыню, и люди съ гладко причесанными черными какъ смоль волосами, съ толстыми головами, съ длинными туловищами и тонкими ногами, невысокіе ростомъ и различныхъ цвѣтовъ, отъ темно-краснаго до бѣлаго, рѣзко отличавшихся отъ желтаго цвѣта Китайцевъ. Между экипажами попадались паланкины, лошади, носильщики, кресла съ занавѣсями, норимоны съ лаковыми стѣнками, мягкіе кангосы, похожіе на бамбуковыя постели. Повременамъ виднѣлись маленькія женскія ноги, обутыя въ бумажные башмаки, соломенныя сандаліи или деревянную обувь; женщины, некрасивыя собой, съ узкими глазами и высокою грудью, съ черными зубами, окрашенными согласно господствующей модѣ, были одѣты въ живописный національный костюмъ, извѣстный подъ названіемъ „киримона“ и состоящій изъ халата подпоясаннаго шелковымъ шарфомъ, завязывающимся позади огромнымъ бантомъ; послѣдній повидимому изъ Японіи перешелъ въ Европу, такъ какъ мы его встрѣчаемъ между парижскими модами.

Паспарту въ продолженіи нѣсколькихъ часовъ прогуливался среди этой пестрой толпы и разглядывалъ роскошныя, оригинальныя лавки, представлявшія собою базары японскихъ золотыхъ и серебряныхъ издѣлій, рестораціи, разукрашенныя бандеролями и флагами, но для него недоступныя, и чайные дома, въ которыхъ подаются полныя чашки душистой, горячей