Страница:В разбойном стане (Седерхольм 1934).djvu/201

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


принявъ свой прежній серьезный видъ, онъ продолжалъ: — „Видите ли, армія, — это всегда и во всѣхъ государствахъ, была есть и будетъ до тѣхъ поръ въ своей массѣ лойяльна, пока твердо держится правящая власть. Вѣдь вы меня спрашиваете, именно о лойяльности арміи по отношенію къ совѣтской власти? Ради Бога не торопитесь возражать, я еще не кончилъ и вы увидите, что я, не меньше вашего, не строю себѣ иллюзій о могуществѣ и долговременной прочности совѣтской власти. Въ арміи такъ же, какъ и всюду въ совѣтской Россіи, есть недовольные, эти недовольные, такъ же, какъ и ихъ штатскіе собратья, своего неудовольствія явно не обнаруживаютъ, а тотъ, кто рискуетъ это сдѣлать, немедленно же обезвреживается или, по выраженію Чеки, ликвидируется. Много ли недовольныхъ въ арміи? Во всякомъ случаѣ въ процентномъ отношеніи, значительно меньше, чѣмъ недовольныхъ среди населенія. Во первыхъ, армія вся состоитъ изъ молодежи, которая не помнитъ дореволюціонной Россіи, и тѣ, которые помнятъ царскую Россію, помнятъ лишь отрицательныя стороны быта, совпавшія съ военной разрухой, голодомъ и гражданскими войнами. Молодежь не трудно обработать такъ, чтобы убѣдить ее въ томъ, что вся вина за гражданскія войны и голодъ всецѣло лежитъ на совѣсти буржуазіи. Во вторыхъ, большинство солдатъ изъ крестьянской среды, а совѣтская власть теперь кокетничаетъ съ деревней, и мужики, хотя и ноютъ, но свою линію гнутъ, продвигая своихъ кандидатовъ въ мѣстные совѣты и подъ красной звѣздой понемногу строятъ свой собственный, мужицкій бытъ. Мужики, что называется, приспособились, и бунтовать не станутъ, такъ какъ они уже поняли, что рано или поздно все будетъ „по ихнему“. Чтобы недовольные въ арміи осмѣлѣли и подняли головы, нужно, чтобы у нихъ была хотя бы слабая увѣренность въ успѣхѣ протеста, то-есть надежда на безнаказанность. Это чувство безнаказанности могло бы явиться, если бы въ странѣ началась разруха и анархія, то-есть, если бы мы были втянуты въ затяжную войну съ матеріально и духовно сильнымъ противникомъ.

Теперь позвольте мнѣ вамъ задать вопросъ: какому чорту придетъ охота ввязываться съ нами въ