Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 3 - 1916.djvu/121

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
— 112 —

уже не первоначальнымъ опредѣленіемъ, а чѣмъ-то опосредованнымъ, дѣйствующій объектъ имѣетъ это свое опредѣленіе лишь черезъ посредство нѣкотораго другого объекта. Механизмъ, такъ какъ онъ принадлежитъ къ сферѣ понятія, положилъ въ немъ то, что оказалось истиною причиннаго отношенія, именно что причина, долженствующая быть сущею въ себѣ и для себя, есть по существу также дѣйствіе, положеніе. Поэтому въ механизмѣ причинность объекта есть непосредственно непервоначальность; онъ безразличенъ относительно этого своего опредѣленія; что онъ есть причина, есть поэтому для него нѣчто случайное. Въ силу тоі'о можно бы было также сказать, что причинность субстанціи есть лишь нѣчто представляемое. Но именно эта представляемая причинность и есть механизмъ, такъ какъ онъ состоитъ въ томъ, что причинность, какъ тожественная опредѣленность различныхъ субстанцій и тѣмъ самымъ какъ переходъ ихъ самостоятельности въ это тожество, есть простое положеніе; объекты безразличны относительно этого единства и сохраняются вопреки ему. Но и эта ихъ безразличная самостоятельность есть также простое положеніе; поэтому они способны смѣшиваться и образовать агрегаты и, какъ агрегаты, становиться однимъ объектомъ. Черезъ это безразличіе какъ къ ихъ переходу, такъ и къ ихъ самостоятельности, субстанціи именно и суть объекты.

а. Формальный механическій процессъ.

Механическій процессъ есть положеніе того, что содержится въ понятіи механизма, стало-быть, ближайшимъ образомъ противорѣчія.

1. Дѣйствіе объектовъ на основаніи вышеуказаннаго понятія оказывается такимъ, что оно есть положеніе тожественнаго отношенія объектовъ. Это отношеніе состоитъ лишь въ томъ, что той опредѣленности, которая опредѣлена, дается форма общности; это образуетъ собою сообщеніе (Мі11;Ьеі1ип§і безъ перехода въ противоположное. Духовное сообщеніе, совершающееся независимо отъ того въ элементѣ, который есть общее въ формѣ общности, есть для себя самого нѣкоторое идеализованное отношеніе, въ коемъ нѣкоторая опредѣленность продолжается непрерывно отъ одного лица въ другія, и становится общею безъ всякаго измѣненія подобно тому, какъ благоуханіе свободно распространяется въ неоказывающей сопротивленія атмосферѣ. Но и при сообщеніи между матеріальными объектами ихъ опредѣленность также распространяется, такъ сказать, столь же идеализованнымъ способомъ; личность обладаетъ безконечно болѣе интенсивною твердостью, чѣмъ объекты. Формальная цѣлостность объекта, которая вообще безразлична къ опредѣленности и потому не есть самоопредѣленіе, дѣлаетъ его неотличимымъ отъ другого и потому его воздѣйствіе ближайшимъ образомъ — безпрепятственнымъ непрерывнымъ продолженіемъ опредѣленности одного въ другомъ.

Въ духовной же области способно къ сообщенію безконечно разнообразное содержаніе, которое, принятое въ интеллектъ, получаетъ ту форму общности, въ коей оно становится сообщаемымъ. Но общее не только по формѣ, а также


Тот же текст в современной орфографии

уже не первоначальным определением, а чем-то опосредованным, действующий объект имеет это свое определение лишь через посредство некоторого другого объекта. Механизм, так как он принадлежит к сфере понятия, положил в нём то, что оказалось истиною причинного отношения, именно что причина, долженствующая быть сущею в себе и для себя, есть по существу также действие, положение. Поэтому в механизме причинность объекта есть непосредственно непервоначальность; он безразличен относительно этого своего определения; что он есть причина, есть поэтому для него нечто случайное. В силу тои'о можно бы было также сказать, что причинность субстанции есть лишь нечто представляемое. Но именно эта представляемая причинность и есть механизм, так как он состоит в том, что причинность, как тожественная определенность различных субстанций и тем самым как переход их самостоятельности в это тожество, есть простое положение; объекты безразличны относительно этого единства и сохраняются вопреки ему. Но и эта их безразличная самостоятельность есть также простое положение; поэтому они способны смешиваться и образовать агрегаты и, как агрегаты, становиться одним объектом. Через это безразличие как к их переходу, так и к их самостоятельности, субстанции именно и суть объекты.

а. Формальный механический процесс.

Механический процесс есть положение того, что содержится в понятии механизма, стало быть, ближайшим образом противоречия.

1. Действие объектов на основании вышеуказанного понятия оказывается таким, что оно есть положение тожественного отношения объектов. Это отношение состоит лишь в том, что той определенности, которая определена, дается форма общности; это образует собою сообщение (Ми11;Ьеи1ип§і без перехода в противоположное. Духовное сообщение, совершающееся независимо от того в элементе, который есть общее в форме общности, есть для себя самого некоторое идеализованное отношение, в коем некоторая определенность продолжается непрерывно от одного лица в другие, и становится общею без всякого изменения подобно тому, как благоухание свободно распространяется в неоказывающей сопротивления атмосфере. Но и при сообщении между материальными объектами их определенность также распространяется, так сказать, столь же идеализованным способом; личность обладает бесконечно более интенсивною твердостью, чем объекты. Формальная целостность объекта, которая вообще безразлична к определенности и потому не есть самоопределение, делает его неотличимым от другого и потому его воздействие ближайшим образом — беспрепятственным непрерывным продолжением определенности одного в другом.

В духовной же области способно к сообщению бесконечно разнообразное содержание, которое, принятое в интеллект, получает ту форму общности, в коей оно становится сообщаемым. Но общее не только по форме, а также