Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/207

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
— 197 —

торыхъ половина была одѣта въ черный цвѣтъ, а другая — въ желтый. Недалеко отъ нихъ стояли всѣ другіе всадники, наблюдая, чтобы зайцы не пробѣжали чрезъ это мѣсто и не ушли бы совсѣмъ. Сначала никому не было позволено спустить собаку кромѣ царя Шигъ-Алея и насъ. Князь первый закричалъ охотнику, приказывая начинать; не теряя ни минуты, тотъ скачетъ во весь опоръ къ другимъ охотникамъ, которыхъ было большое число; всѣ вскрикиваютъ въ одинъ голосъ и спускаютъ большихъ меделянскихъ собакъ (canes molossos et odoriferos). Тогда въ самомъ дѣлѣ было очень весело слышать громкій и разнообразный лай собакъ, а у князя ихъ очень много, и притомъ отличныхъ. Нѣкоторыя изъ нихъ употребляются только для травли зайцевъ, — это такъ называемыя курцы (Kurtzi), красивыя съ пушистыми хвостами и ушами, вообще смѣлыя, но неспособныя къ долгой гонкѣ. Когда выбѣгаетъ заяцъ, спускаются три, четыре, пять или болѣе собакъ, которыя отовсюду бросаются за нимъ, — а когда онѣ схватятъ его, поднимается крикъ, большія рукоплесканія, какъ будто пойманъ большой звѣрь. Если же зайцы слишкомъ долго не выбѣгаютъ, тогда обыкновенно князь кличетъ кого нибудь, кого увидитъ между кустарниками съ зайцемъ въ мѣшкѣ, и кричитъ: гуй, гуй (Hui, hui); этими словами онъ даетъ знать, что зайца надобно выпустить. Такимъ образомъ зайцы выскакиваютъ иногда, какъ будто сонные, прыгая между собаками, какъ козлята или ягнята въ стадѣ. Чья собака затравила больше зайцевъ, того считаютъ героемъ этого дня. По окончаніи охоты всѣ сошлись и свалили зайцевъ въ одномъ мѣстѣ; тогда ихъ стали считать, и насчитано ихъ было до трехсотъ. Въ тотъ разъ было тамъ не такъ много княжескихъ лошадей, и онѣ были не такъ красивы; но въ первое мое посольство, присутствуя при подобной забавѣ, я видѣлъ лошадей гораздо больше и красивѣе, преимущественно изъ той породы, которую мы называемъ турецкою, а они — аргамаками (Argamak). Тутъ было также много соколовъ, бѣлаго и ярко-краснаго цвѣта, отличающихся своею величиною; наши Girofalcones называются у нихъ кречетами (Kretzet): съ ними они охотятся на лебедей, журавлей и тому подобныхъ птицъ. Кречеты — птицы очень смѣлыя, но они не такъ страшны и ужасны въ своихъ нападеніяхъ, чтобы другія птицы, даже хищныя, падали и умирали отъ ихъ полета или отъ взгляда на нихъ (какъ нѣкто ложно

Тот же текст в современной орфографии

торых половина была одета в черный цвет, а другая — в желтый. Недалеко от них стояли все другие всадники, наблюдая, чтобы зайцы не пробежали чрез это место и не ушли бы совсем. Сначала никому не было позволено спустить собаку кроме царя Шиг-Алея и нас. Князь первый закричал охотнику, приказывая начинать; не теряя ни минуты, тот скачет во весь опор к другим охотникам, которых было большое число; все вскрикивают в один голос и спускают больших меделянских собак (canes molossos et odoriferos). Тогда в самом деле было очень весело слышать громкий и разнообразный лай собак, а у князя их очень много, и притом отличных. Некоторые из них употребляются только для травли зайцев, — это так называемые курцы (Kurtzi), красивые с пушистыми хвостами и ушами, вообще смелые, но неспособные к долгой гонке. Когда выбегает заяц, спускаются три, четыре, пять или более собак, которые отовсюду бросаются за ним, — а когда они схватят его, поднимается крик, большие рукоплескания, как будто пойман большой зверь. Если же зайцы слишком долго не выбегают, тогда обыкновенно князь кличет кого нибудь, кого увидит между кустарниками с зайцем в мешке, и кричит: гуй, гуй (Hui, hui); этими словами он дает знать, что зайца надобно выпустить. Таким образом зайцы выскакивают иногда, как будто сонные, прыгая между собаками, как козлята или ягнята в стаде. Чья собака затравила больше зайцев, того считают героем этого дня. По окончании охоты все сошлись и свалили зайцев в одном месте; тогда их стали считать, и насчитано их было до трехсот. В тот раз было там не так много княжеских лошадей, и они были не так красивы; но в первое мое посольство, присутствуя при подобной забаве, я видел лошадей гораздо больше и красивее, преимущественно из той породы, которую мы называем турецкою, а они — аргамаками (Argamak). Тут было также много соколов, белого и ярко-красного цвета, отличающихся своею величиною; наши Girofalcones называются у них кречетами (Kretzet): с ними они охотятся на лебедей, журавлей и тому подобных птиц. Кречеты — птицы очень смелые, но они не так страшны и ужасны в своих нападениях, чтобы другие птицы, даже хищные, падали и умирали от их полета или от взгляда на них (как некто ложно