Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/29

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
— 17 —

братьями были волненія, изгнанія и мѣны царствъ и княжествъ. Такъ князь Андрей Александровичъ домогался великаго княжества; когда имъ овладѣлъ его братъ Димитрій, Андрей съ помощью татарскаго войска изгналъ его и совершилъ много постыдныхъ дѣлъ въ Руссіи. Также князь Димитрій Михаиловичъ убилъ у татаръ князя Георгія Даніиловича. Узбекъ (Asbeck), царь татарскій, захвативъ Димитрія, казнилъ его смертью. Былъ также споръ о великомъ княжествѣ тверскомъ: когда князь Симеонъ Іоанновичъ просилъ его себѣ у Чанибека (Zanabeck), царя татарскаго, то Чанибекъ требовалъ отъ него годовой дани: вельможи, подкупленные богатыми подарками Симеона, вступились за него и обдѣлали дѣло такъ, что онъ не заплатилъ дани. Потомъ въ 6886 году великій князь Димитрій побѣдилъ Мамая, великаго царя татаръ. На третій годъ послѣ того Димитрій снова разбилъ его, такъ что земля была покрыта трупами болѣе, чѣмъ на 13,000 шаговъ. На второй годъ послѣ этого сраженія неожиданно сдѣлалъ нашествіе царь татарскій Тохтамышъ, поразилъ Димитрія, осадитъ и взялъ Москву. Убитыхъ выкупали для погребенія — восемдесятъ человѣкъ за одинъ рубль: вся сумма выкупа, по счету, оказалась въ три тысячи рублей. Великій князь Василій, правившій въ 6907 году, овладѣлъ Булгаріей, которая лежитъ по Волгѣ, и изгналъ изъ нея татаръ. Этотъ Василій Димитріевичъ оставилъ единственнаго сына Василія; такъ какъ онъ не любилъ его, потому что подозрѣвалъ въ прелюбодѣйствѣ супругу свою Анастасію, отъ которой родился у него Василій, то умирая оставилъ великое княжество московское не сыну, а своему брату, Георгію. Когда же большая часть бояръ (Boiarones) приняли сторону сына Василія, какъ законнаго наслѣдника и преемника; то Георгій, увидѣвъ это, поспѣшилъ къ татарамъ и умолялъ царя, чтобы онъ призвалъ Василія и рѣшилъ, кому изъ нихъ должно принадлежать княжество но праву. Когда царь, подъ вліяніемъ одного изъ своихъ совѣтниковъ, благопріятствовавшаго сторонѣ Георгія, въ присутствіи Василія произнесъ свое мнѣніе въ пользу Георгія, — Василій, павъ къ ногамъ царя, просилъ, чтобы ему было позволено говорить. Получивъ согласіе царя, онъ сказалъ: «Хотя ты сдѣлалъ приговоръ на основаніи грамоты умершаго человѣка, однако я надѣюсь, что гораздо дѣйствительнѣе и важнѣе моя грамота, скрѣпленная золотою печатью, которую ты, живой человѣкъ, далъ мнѣ въ удостовѣреніе того, что хочешь

Тот же текст в современной орфографии

братьями были волнения, изгнания и мены царств и княжеств. Так князь Андрей Александрович домогался великого княжества; когда им овладел его брат Димитрий, Андрей с помощью татарского войска изгнал его и совершил много постыдных дел в Руссии. Также князь Димитрий Михаилович убил у татар князя Георгия Данииловича. Узбек (Asbeck), царь татарский, захватив Димитрия, казнил его смертью. Был также спор о великом княжестве тверском: когда князь Симеон Иоаннович просил его себе у Чанибека (Zanabeck), царя татарского, то Чанибек требовал от него годовой дани: вельможи, подкупленные богатыми подарками Симеона, вступились за него и обделали дело так, что он не заплатил дани. Потом в 6886 году великий князь Димитрий победил Мамая, великого царя татар. На третий год после того Димитрий снова разбил его, так что земля была покрыта трупами более, чем на 13,000 шагов. На второй год после этого сражения неожиданно сделал нашествие царь татарский Тохтамыш, поразил Димитрия, осадит и взял Москву. Убитых выкупали для погребения — восемьдесят человек за один рубль: вся сумма выкупа, по счету, оказалась в три тысячи рублей. Великий князь Василий, правивший в 6907 году, овладел Булгарией, которая лежит по Волге, и изгнал из неё татар. Этот Василий Димитриевич оставил единственного сына Василия; так как он не любил его, потому что подозревал в прелюбодействе супругу свою Анастасию, от которой родился у него Василий, то умирая оставил великое княжество московское не сыну, а своему брату, Георгию. Когда же большая часть бояр (Boiarones) приняли сторону сына Василия, как законного наследника и преемника; то Георгий, увидев это, поспешил к татарам и умолял царя, чтобы он призвал Василия и решил, кому из них должно принадлежать княжество но праву. Когда царь, под влиянием одного из своих советников, благоприятствовавшего стороне Георгия, в присутствии Василия произнес свое мнение в пользу Георгия, — Василий, пав к ногам царя, просил, чтобы ему было позволено говорить. Получив согласие царя, он сказал: «Хотя ты сделал приговор на основании грамоты умершего человека, однако я надеюсь, что гораздо действительнее и важнее моя грамота, скрепленная золотою печатью, которую ты, живой человек, дал мне в удостоверение того, что хочешь

2