Страница:Гимназия высших наук и лицей князя Безбородко (1881).djvu/32

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
— 34 —

устава, начальствомъ гимназіи, по открытіи оной, сдѣлано будетъ». Изъ приложеннаго къ представленію директора распредѣленія часовъ ученія, начавшагося съ сентября, видно, что двухчасовые уроки продолжались ежедневно отъ 8 часовъ утра до 12 и отъ 2 до 4 по полудни, что наибольшая ихъ часть посвящаема была языкамъ, остальные же — закону Божію, арифметикѣ, исторіи, географіи, рисованію и чистописанію. Въ шесть часовъ по полудни воспитанники ежедневно должны были заниматься «чтеніемъ книги, составленной изъ четырёхъ евангелистовъ и дѣяній апостольскихъ»; остальное время посвящалось на повтореніе уроковъ и на отдохновеніе. Всѣхъ поступившихъ въ гимназію въ первый разъ было 17. Преподаваніе, до прибытія профессоровъ и притомъ безмездно, было поручено слѣдующимъ лицамъ: преподаваніе закона Божія — священнику Григоровичу, законоучителю повѣтоваго училища, французскаго языка — «иностранцу французской націи» Аману, нѣмецкаго — представленному къ утвержденію въ надзиратели Зельднеру, рисованіе — художнику Павлову; всѣ же остальные предметы — латинскій языкъ, русскую грамматику, арифметику, исторію и географію — принялъ на себя самъ директоръ. Вскорѣ прибыли въ Нѣжинъ и вступили въ должность младшій профессоръ нѣмецкаго языка Миллеръ и русскаго Чекіевъ. Обученіе языкамъ, при всей неравномѣрности познаній, по недостатку наставниковъ, происходило одновременно и совмѣстно. Но ещё въ это время предполагалось установить особое распредѣленіе учениковъ по обученію языкамъ, независимое отъ распредѣленія ихъ по классамъ по обученію остальнымъ предметамъ.

Такова была дѣятельность перваго директора нѣжинскаго высшаго училища имени князя Безбородко. Его слабое здоровье не выдержало усиленнаго труда, соединённаго притомъ, безъ сомнѣнія, со множествомъ мелкихъ и крупныхъ непріятностей: онъ впалъ въ ипохондрію, къ которой, по свидѣтельству сына, имѣлъ предрасположеніе, и 6-го февраля 1821 года скончался.

Изъ оффиціальныхъ бумагъ того времени видно, что внезапная смерть директора произвела большую тревогу не только въ средѣ преподавателей, но и родителей воспитанниковъ. На другой день первые донесли обоимъ попечителямъ, что директоръ, «будучи одержимъ внутреннею гемороидальною болѣзнью и сильнымъ біеніемъ сердца», сего февраля 6-го дня, въ семь часовъ утра, къ крайнему нашему прискорбію и къ сердечному сокрушенію оставленнаго имъ семейства, внезапною смертію скончался, по свидѣтельству доктора, отъ апоплексическаго удара». Вслѣдъ затѣмъ преподаватели, «собравшись для принятія мѣръ къ сохраненію порядка гимназіи, къ содержанію воспитанниковъ и къ продолженію преподаванія наукъ, съ общаго согласія, впредь до разрѣшенія высшаго начальства, составили общее управленіе на таковыхъ правилахъ, какія, по необходимости внезапныхъ обстоятельствъ, сочли лучшими». Въ то-же время приняты были временнымъ правленіемъ всѣ казённыя вещи и суммы и послѣднія препровождены на храненіе въ нѣжинское повѣтовое казначейство.

Отсутствіе единства власти и направляющей руки, повидимому,