Страница:Дарвин - О происхождении видов, 1864.djvu/113

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена
92Гл. IV.
РАСХОЖДЕНІЕ ПРИЗНАКОВЪ.

памъ, наиболѣе приспособленнымъ къ нѣкоторымъ мѣстностямъ своей новой родины. Но на дѣлѣ выходитъ далеко не такъ, и Альфонсъ Декандоль очень справедливо замѣтилъ въ своемъ большомъ и превосходномъ сочиненіи о географіи растеній, что, черезъ натурализацію, флоры, относительно количества природныхъ родовъ и видовъ, гораздо болѣе обогащаются родами, чѣмъ видами. Приведу лишь одинъ примѣръ: въ послѣднемъ изданіи «Руководства къ изученію флоры Сѣверныхъ Соединенныхъ Штатовъ» доктора Аза Грея перечислено 260 пріурочившихся чужестранныхъ растеній, и эти растенія принадлежатъ къ 162 родамъ. Мы видимъ изъ этого, что пріуроченныя растенія очень разнообразнаго свойства. Они, сверхъ того, въ значительной мѣрѣ разнятся отъ растеній мѣстныхъ, потому что изъ этихъ 162 родовъ не менѣе 100 не принадлежатъ къ родамъ мѣстнымъ, такъ-что количество родовъ въ Сѣверныхъ Штатахъ увеличилось относительно очень значительно.

Изучая свойства животныхъ и растеній, успѣшно состязавшихся съ природными жителями какой-либо страны и пріурочившихся въ ней, мы можемъ составить себѣ нѣкоторое грубое понятіе о томъ способѣ, которымъ нужно было бы видоизмѣниться нѣкоторымъ изъ мѣстныхъ организмовъ, для того, чтобы одержать верхъ надъ прочими; мы можемъ, какъ мнѣ кажется, по крайней мѣрѣ, заключить безошибочно, что имъ было бы выгодно поразнообразить свое строеніе до предѣловъ родоваго различія.

Выгоды разнообразія между жителями одной и той же мѣстности въ сущности тѣ же, какъ и выгоды физіологическаго раздѣленія труда между органами одного и того же живаго тѣла — предметъ, прекрасно разъясненный Мильнъ-Едвардсомъ. Ни одинъ физіологъ не сомнѣвается въ томъ, что желудокъ, приспособленный къ варенію только растительной пищи или только животной, извлекаетъ по этому самому наибольшее количество питательныхъ началъ изъ этихъ веществъ. Такъ и въ общемъ органическомъ строѣ данной страны, чѣмъ значительнѣе, чѣмъ совершеннѣй разнообразіе животныхъ и растеній, ихъ приспособленіе къ разнымъ образамъ жизни, тѣмъ бо̀льшее количество особей найдетъ возможность существовать рядомъ. Группа животныхъ съ мало-разноображенною организаціею едвали смогла бы выдержать состязаніе съ другою группою, представляющею разнообразіе болѣе значительное. Можно сомнѣваться, напримѣръ, чтобы австралійскія двуутробки, распадающіяся на группы мало отличныя одно отъ другой и отчасти представляющія, какъ замѣтили мистеръ Уатергоузъ и другіе, нашихъ хищниковъ,

Тот же текст в современной орфографии

пам, наиболее приспособленным к некоторым местностям своей новой родины. Но на деле выходит далеко не так, и Альфонс Декандоль очень справедливо заметил в своем большом и превосходном сочинении о географии растений, что через натурализацию, флоры, относительно количества природных родов и видов, гораздо более обогащаются родами, чем видами. Приведу лишь один пример: в последнем издании «Руководства к изучению флоры Северных Соединенных Штатов» доктора Аза Грея перечислено 260 приурочившихся чужестранных растений, и эти растения принадлежат к 162 родам. Мы видим из этого, что приуроченные растения очень разнообразного свойства. Они, сверх того, в значительной мере разнятся от растений местных, потому что из этих 162 родов не менее 100 не принадлежат к родам местным, так что количество родов в Северных Штатах увеличилось относительно очень значительно.

Изучая свойства животных и растений, успешно состязавшихся с природными жителями какой-либо страны и приурочившихся в ней, мы можем составить себе некоторое грубое понятие о том способе, которым нужно было бы видоизмениться некоторым из местных организмов, для того чтобы одержать верх над прочими; мы можем, как мне кажется, по крайней мере заключить безошибочно, что им было бы выгодно поразнообразить свое строение до пределов родового различия.

Выгоды разнообразия между жителями одной и той же местности, в сущности, те же, как и выгоды физиологического разделения труда между органами одного и того же живого тела — предмет, прекрасно разъясненный Мильн-Эдвардсом. Ни один физиолог не сомневается в том, что желудок, приспособленный к варению только растительной пищи или только животной, извлекает по этому самому наибольшее количество питательных начал из этих веществ. Так и в общем органическом строе данной страны, чем значительнее, чем совершенней разнообразие животных и растений, их приспособление к разным образам жизни, тем большее количество особей найдет возможность существовать рядом. Группа животных с мало разноображенною организациею едва ли смогла бы выдержать состязание с другою группою, представляющею разнообразие более значительное. Можно сомневаться, например, чтобы австралийские двуутробки, распадающиеся на группы, мало отличные одно от другой и отчасти представляющие, как заметили мистер Уатергоуз и другие, наших хищников,