Страница:Деревенские рассказы (С. В. Аникин, 1911).djvu/20

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


нами вмѣсто жирнаго посада — груды избитыхъ, изуродованныхъ сноповъ, ослабшихъ и дряблыхъ.

Съ востока неслышно движется розовый день, тьма, крадучись, уползла. Снѣгъ порозовѣлъ, отдаетъ краснотой отъ пожара зари. Хрустальныя сосульки, окаймившія пушистую крышу половни, горятъ, какъ пасхальныя свѣчки. Благопріятный будетъ денекъ!

Съ сосѣднихъ гуменъ, вблизи и вдали, слышится та же музыка. Трудовой народъ спѣшитъ съ молотьбой: Господь послалъ урожай небывалый...

Отдохнули. Пора въ обратный путь.

— Ворочай снопы!

Проворный, какъ бѣсенокъ, Петька перевернулъ уже полъ­посада. Мы докончили остальное. Снопы бодрѣе смотрятъ на насъ цѣлой, еще не битой, стороной.

Такъ же, какъ и въ первый разъ, мы прошлись, работая, отъ берега къ берегу.

Слѣдомъ за нами Петька рѣзалъ острымъ горбатымъ серпомъ уцѣлѣвшіе пояса. Обезпояшенные, разбитые снопы разсыпались въ безпорядочную веселую груду соломы. Мы снова ее бьемъ, проходя отъ берега къ берегу, снова отдыхаемъ.

Но вотъ подошло самое веселое въ молотьбѣ. Словно солдаты, становимся мы въ ряды попарно. Цѣпы перевернуты рукоятками книзу, цѣпники подъ мышкой.

— Разъ, два!.. Пшелъ съ Господомъ!


Тот же текст в современной орфографии

нами вместо жирного посада — груды избитых, изуродованных снопов, ослабших и дряблых.

С востока неслышно движется розовый день, тьма, крадучись, уползла. Снег порозовел, отдаёт краснотой от пожара зари. Хрустальные сосульки, окаймившие пушистую крышу половни, горят, как пасхальные свечки. Благоприятный будет денёк!

С соседних гумен, вблизи и вдали, слышится та же музыка. Трудовой народ спешит с молотьбой: Господь послал урожай небывалый...

Отдохнули. Пора в обратный путь.

— Ворочай снопы!

Проворный, как бесёнок, Петька перевернул уже пол-­посада. Мы докончили остальное. Снопы бодрее смотрят на нас целой, ещё не битой, стороной.

Так же, как и в первый раз, мы прошлись, работая, от берега к берегу.

Следом за нами Петька резал острым горбатым серпом уцелевшие пояса. Обеспояшенные, разбитые снопы рассыпались в беспорядочную весёлую груду соломы. Мы снова её бьём, проходя от берега к берегу, снова отдыхаем.

Но вот подошло самое весёлое в молотьбе. Словно солдаты, становимся мы в ряды попарно. Цепы перевернуты рукоятками книзу, цепники под мышкой.

— Раз, два!.. Пшёл с Господом!


14