Страница:Дернбург. Пандекты. Т. I (1906).djvu/95

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
— 80 —

вался в силе, но участвующие лица подвергались бесчестию и другим наказаниям[1].

c) Leges imperfectae не угрожают ни ничтожностью, ни наказанием, но стараются помешать запрещенному действию другим путем[2]. Такой характер имеет, напр., в современном праве запрещение брака между опекуном и опекаемой, пока длится опека. Должностное лицо, ведущее метрические книги, не вправе регистрировать такой брак. Тем не менее, если такой брак заключен, он остается в силе и вступление в него ненаказуемо[3][4].

L. 5. С. de legibus. 1. 14 Феодосия и Валентиниана определяет, что законодательные запреты содержат в себе и угрозу недействительности всего, что̀ делается вопреки ним[5]. Такое правило толкования является обязательным лишь для римских запретительных законов; поэтому оно имело силу и в юстиниановом праве только в тех случаях, когда сам закон не содержал иных постановлений. Римское правило толкования не может применяться к запретительным законам новейшего времени. Тут правильнее заключать о последствиях, связанных с нарушением таких законов, на основании и слов их, и смысла[6].

Запрещено не только то, что̀ непосредственно противоречит

  1. Ulpian. fragm., tit. 1, § 2: Minus quam perfecta lex est, quae vetat aliquid fieri et si factum sit non rescindit, sed poenam injungit ei qui contra legem fecit. Место искажено. Спорно, действительно ли говорилось здесь о leges perfectae и imperfectae.
  2. l. 8 и след. D. de his, qui not. 3. 2; l. 1 и след. C. de secundis nuptiis. 5. 9.
  3. Имперский закон о регистрации населения от 6 февраля 1875 г., § 37.
  4. Классическим примером римского права была lex Cincia, запрещавшая дарения значительной суммы, однако не объявлявшая их ни ничтожными, ни наказуемыми. Магистрат не давал иска, раз дарение не было законно и пока оно не было фактически совершено.
  5. Изданный в 213 году рескрипт Антонина, l. 6. C. de pactis. 2. 3, дает подобное же определение: pacta, quae contra leges coustitutionesque vel contra bonos mores fiunt, nullam vim habere indubitati juris est. Впрочем, эти слова имеют ограниченное значение, что̀ вполне объясняется при помощи l. 7, § 7. D. de pactis. 2. 14.
  6. R. G. E., т. 5, стр. 124 напротив воспользовался римским законом для толкования изданного для Ганновера прусского закона о запрещении игры в иностранных лотереях. Сделки относительно таких лотерейных билетов были объявлены не только наказуемыми, но и ничтожными. См. еще R. G. Е., т. 18, стр. 243. По гражд. улож. для герман. империи, § 134 сделка, нарушающая запретительный закон, ничтожна, „если закон не устанавливает ничего другого“.