Страница:Жития святых свт. Димитрия Ростовскаго. Июнь.djvu/124

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
126
День седьмой

— Веруешь ли в Бога Отца, Всемогущего, и в Единородного Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа, и в Духа Святаго?

Он отвечал:

— Верую.

— Да просветит тебя, — произнес святый Сисиний, — Отец, и Сын, и Святый Дух.

Затем святый велел Апрониану выйти из воды.

После этого Сисиний привел новокрещенного Апрониана к святому папе Маркеллу. Последний помазал новопросвещенного святым миром и, совершив святую Литургию, преподал обоим, — и Сисинию и Апрониану, — а также и всем, находившимся там христианам, Пречистое Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа.

В полдень того же самого дня областеначальник Лаодикий приказал представить к себе на допрос диакона Сисиния. С ним пришел также и начальник тюрьмы, блаженный Апрониан, — новопросвещенный раб Христов. Подойдя к Лаодикию, Апрониан громко воззвал, обратившись к нему:

— Для чего диавол восставляет вас против рабов Божиих, научая вас причинять столько страданий неповинным?

Удивившись таким словам Апрониана, областеначальник сказал ему:

— Как кажется мне, и ты сделался христианином.

— Горе мне, окаянному, — отвечал блаженный Апрониан, — что я погубил дни мои в нечестии, до сих пор не зная Бога Истинного.

— Действительно, — воскликнул областеначальник, — ты погубишь ныне дни свои!

Затем приказал отсечь ему голову, сказав:

— Если сей не погибнет, то погибнут многие другие.

После сего воины повели святаго Апрониана за город. Отойдя от города на расстояние двух миллиарий[1], воины усекли голову


  1. Миллиарий — римская миля или, точнее, римский милевой камень, потому что в конце каждого миллиария стоял в виде знака каменный столб. Миллиарий равнялся 8 стадиям (стадия=88 саженям), что составит приблизительно 1½ наших версты. Милевые камни были рассеяны по всей Италии; на них надписывалось обыкновенно имя строителя или императора, при котором они строились. Первый милевой камень, от которого вели свое начало все остальные камни и у которого соединялись все дороги, находился у храма Сатурна. При раскопках в Риме были найдены остатки этого камня.