Страница:Жития святых свт. Димитрия Ростовскаго. Февраль.djvu/394

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
396
День двадцать второй

уста наши то, что нам отвечать царю так, чтобы мучитель удивился истине нашей веры.

После сего они стали молиться, единодушно взывая:

— Господи, Иисусе Христе, Боже всесильный, Которого власть вечна и царство бесконечно, ниспошли нам Святаго Твоего Духа, — пусть Он наставит нас и исполнит радости и веселия; пусть Он подаст нам победу над злобным заблуждением, и мы укрепимся в вере Святым Твоим Духом, Который да вещает в нас согласно Твоему истинному и неложному обетованию[1]. За отнятие от нас мирской чести даруй нам быть воинами в Твоем Небесном граде и пребывать в числе горних граждан со всеми святыми Твоими, от века Тебе благоугодившими. Ты Един Бог, и Тебе подобает слава и сила во веки, аминь.

Спустя три дня царь Максимиан опять воссел на том же судилище у Амаксикийских ворот и велел привести святых мучеников; сюда же сошлись и все жители того города, чтобы посмотреть на суд. Мучитель, удерживая гнев свой, ласково обратился к святым:

— Мужи, изберите себе то, что для вас полезно: подойдите и принесите богам жертвы, тогда получите жизнь и избежите горькой смерти.

Тогда святые отвечали:

— Мы, царь, обдумали все, как следует: послушай же нас внимательно и не заставляй нас более приносить жертв богам вашим; ибо мы твердо решились: возненавидеть временную жизнь и предпочесть предстоящую нам смерть из-за любви ко Христу, от Которого мы надеемся получить жизнь вечную. Посему поступай с нами, как тебе угодно: мы не отступим от Бога нашего и никогда не станем поклоняться твоим бесам; будучи осуждены на временную смерть, мы тем избавляемся от вечного осуждения.

Таков был ответ святых. Мучитель же, заметив в числе их юношу, спросил его:

— Скажи мне, юноша, как тебя зовут и откуда ты родом?

Юноша отвечал:

— Меня зовут Фотином, такое имя я получил от истинного света, я — воин Христа моего, посрамившего отца твоего диавола. Родом же я римлянин, сын — не только по плоти, но