Страница:Жития святых свт. Димитрия Ростовскаго. Февраль.djvu/99

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
101
Страдание мч. Фавсты, Евиласия и Максима

На это Евиласий сказал ей:

— Говори скорее истину, я буду тебя слушать.

Тогда святая сказала ему:

— Бог бессмертен и вечен, и все дела Его суть истинны, суд же Его свят и праведен, и Он везде сохраняет рабов Своих, живущих праведно и свято и исполняющих свой доблестный подвиг; сохраняет всех тех, которые своею жизнию устыдили диавола, отвергли и презрели идолов, почитаемых вами за богов, и победили зло мира сего. Всевышний Бог хранит от всякого зла тех, кои, презрев все земное, стремятся к небесному и, живя благочестиво, соблюдают Заповеди Божии беспорочно. И это потому, что такие люди познали Его, как Единого Бога, и убедились, что нет другого бога, кроме Того, Который сошел с Небес на землю и, вселившись в утробу Пресвятой и Пречистой Девы, благоволил неизреченно от Нея родиться; а потом, придя в возраст, совершил много преславного и чудесного и, научив людей истине, добровольно восшел на крест и пострадал за нас, дабы спасти нас; будучи погребен, в третий день Он воскрес и во славе вознесся на Небо, чтобы при скончании веков опять явиться, судить живых и мертвых и воздать каждому по делам его. Вот почему мы и следуем Христу, отдавая себя ради Царства Небесного на раны и мучения для того, чтобы нам не погибнуть вечно; мы здесь, на земле, умираем, там же будем жить нескончаемою жизнию.

Выслушав это, Евиласий познал великую силу Бога Живаго. Умилившись сердцем, он переменился к лучшему. Сняв со святой мученицы Фавсты узы, он предоставил ей полную свободу.

Тогда один из рабов Евиласия, явившись к царю Максимиану, сказал ему:

— Государь, Евиласий оскорбил твое доверие к нему и теперь хочет стать христианином; посему, пока еще он не принял христианства, постарайся удержать его от этого заблуждения.

Царь, услышав это, весьма опечалился. Призвав тотчас же епарха своего Максима, который отличался великою жестокостию и бесчеловечием, он, после заклятия пред богами, послал его в Кизик к Евиласию.

Придя в Кизик, Максим стал с великою яростию так допрашивать блаженного Евиласия: