Страница:Зиновьева-Аннибал - Трагический зверинец.djvu/32

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
24
ТРАГИЧЕСКІЙ ЗВѢРИНЕЦЪ.

и къ тому-же ему подстригли на обоихъ крыльяхъ перья, чтобы онъ не могъ улетѣть. Тамъ онъ жилъ, тамъ питался чудными червями въ жирныхъ грядахъ малинника и гусеницами. Тамъ я съ нимъ проводила блаженные часы нашей дружбы. Онъ былъ такой веселый и озорникъ!

Ходили мы и прочь изъ яблочнаго сада за частоколъ по всему парку. Я бѣгу по дорожкамъ, Журя, прихлопывая крыльями, подлетываетъ рядомъ межъ деревьевъ. Я залягу въ траву, Журя щиплетъ меня за платье, за волосы деретъ пребольно и что-то лопочетъ непонятное и хриплое.

Журя — моя крылатая собака, мой легкій, свободный другъ, моя гордость. Иду и улыбаюсь.

— О чемъ думаешь? — спрашиваетъ воспитательница: уже, навѣрное, о своемъ Журѣ.

И, какъ уловленная, краснѣю.

Однажды Жури въ яблочномъ саду не оказалось. Звала, звала, кричала до хриплости, ободрала колѣни въ кустахъ крыжевника, плакала. Сердце куда-то запало глубоко и больно, стиснулось комкомъ.

День прошелъ сѣрый, одинокій, безнадежный. Я была зла и упряма. Ночью плакала, не спала… набралась большой храбрости: встала потихоньку, скользнула въ окно (моя комната была во второмъ


Тот же текст в современной орфографии

и к тому же ему подстригли на обоих крыльях перья, чтобы он не мог улететь. Там он жил, там питался чудными червями в жирных грядах малинника и гусеницами. Там я с ним проводила блаженные часы нашей дружбы. Он был такой веселый и озорник!

Ходили мы и прочь из яблочного сада за частокол по всему парку. Я бегу по дорожкам, Журя, прихлопывая крыльями, подлетывает рядом меж деревьев. Я залягу в траву, Журя щиплет меня за платье, за волосы дерет пребольно и что-то лопочет непонятное и хриплое.

Журя — моя крылатая собака, мой легкий, свободный друг, моя гордость. Иду и улыбаюсь.

— О чём думаешь? — спрашивает воспитательница: уже, наверное, о своем Журе.

И, как уловленная, краснею.

Однажды Жури в яблочном саду не оказалось. Звала, звала, кричала до хриплости, ободрала колени в кустах крыжовника, плакала. Сердце куда-то запало глубоко и больно, стиснулось комком.

День прошел серый, одинокий, безнадежный. Я была зла и упряма. Ночью плакала, не спала… набралась большой храбрости: встала потихоньку, скользнула в окно (моя комната была во втором