Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/67

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Дорошенко повернулъ ку Чигирину, которому знову Умань поклонилася, а козаки запорожцѣ пошли въ Полшу до своего гетмана Ханенка, а наказного Ханенкового узялъ Дорошенко и стратилъ въ Чигиринѣ. Бѣлоцерковскій комендантъ неслухаючи тоей постановы зъ Турчиномъ, не уступилъ замку Бѣлоцерковского зъ своими жолнѣрами, а ни Турчина въ городъ не принялъ. Въ Камяницу зостало христіанъ Русь, Ормяне, которіе себѣ упросили, Русь три церкви, а Ормяне одну церковь, и то съ трудностію великою ихъ набожество отправуется.


РОКУ 1673.

Заразъ на весну наступили знову у волоскую землю турецкіе войска пашей семъ и стали подъ Хотѣнемъ при которыхъ и господаръ волоскій и господарь мултянскій зъ войсками своими готуючися ити на Полщу, а паша одинъ потужный[1]… сталъ на Цоцорѣ. И войска коронніе и литовскіе скупившися маючи зъ собою люду затягового за росказанемъ королевскимъ рушили сподъ Лвова просто къ Хотѣну, гетмане сами, а король зосталъ во Лвовѣ: бо оного отруено, и тамъ померлъ; а войска пошли, надъ которыми старшимъ былъ Гетманъ коронный Янъ Собѣцкій, и притягнувши просто на обозъ Турецкій мали зъ ними потребу. И господаре волоскій и мултянскій зъ своими войсками, у которыхъ силы невеликіе отступили отъ Турчина и прихилилися до войска коронного. И такъ другого дне жолнѣре просто пошли на обозъ турецкій, любо въ окопѣ стояли Турки, и тое войско турецкое розбили, которыхъ меновали тысячей сорокъ, зъ которыхъ ледво увойшло тысячей на десять презъ Днѣстръ до Камянца и то голо, такая имъ поразка была, бо сами Турки безъ Татаръ были и замокъ хотѣнскій узяли, гдѣ великіе скарбы турецкіе узяли гетманове и тое збывши, пойшли на того пашу на Цоцору, але тотъ паша не дожидаючи уступилъ за Дунай. Тоей зимы стали жолнѣрове на зиму въ волоской землѣ розно по становискахъ а панъ Синявскій коронный хоружій сталъ у Ясяхъ, и замки хотѣнскій и сочавскій и инніе поосажовали пѣхотою нѣмецкою, але тое не много тривало, бо Турчинъ видячи тую поразку послалъ въ Кримъ до хана абы заразъ высылалъ орду у волоскую землю выгонати жолнѣровъ, а на каждого Татарина по два червонихъ платы далъ. И такъ заразъ зимою солтанъ зъ сыномъ ханскимъ зъ ордами притягнули у Бѣлогородчину, до которихъ знову панове волоскіе пристали, отступивши Ляховъ и пришовши у волоскую землю до Ясь города столечного выгнали жолнѣровъ, же мусѣли уступати зъ волоской земли, тылко въ сочавскомъ замку и хотѣнскомъ зостала пѣхота. Тоей зимы много жолнѣрства зъ голоду померло. Въ томъ же року на веснѣ въ Бѣлогородѣ громъ розбилъ замокъ, же ажъ въ море летѣло каменя, котораго Турки заробыти не могли, бо Татаръ усѣхъ выгнанно зъ Бѣлогородчины у Кримъ: якъ повернулъ царь турецкій зъ подъ

  1. Въ Юзефовичевомъ Каплинъ, а въ ВР. п. Капланъ.
Тот же текст в современной орфографии

Дорошенко повернул ку Чигирину, которому знову Умань поклонилася, а козаки запорожце пошли в Полшу до своего гетмана Ханенка, а наказного Ханенкового узял Дорошенко и стратил в Чигирине. Белоцерковский комендант неслухаючи тоей постановы з Турчином, не уступил замку Белоцерковского з своими жолнерами, а ни Турчина в город не принял. В Камяницу зостало христиан Русь, Ормяне, которие себе упросили, Русь три церкви, а Ормяне одну церковь, и то с трудностью великою их набожество отправуется.


РОКУ 1673.

Зараз на весну наступили знову у волоскую землю турецкие войска пашей сем и стали под Хотенем при которых и господар волоский и господарь мултянский з войсками своими готуючися ити на Полщу, а паша один потужный[1]… стал на Цоцоре. И войска коронние и литовские скупившися маючи з собою люду затягового за росказанем королевским рушили спод Лвова просто к Хотену, гетмане сами, а король зостал во Лвове: бо оного отруено, и там померл; а войска пошли, над которыми старшим был Гетман коронный Ян Собецкий, и притягнувши просто на обоз Турецкий мали з ними потребу. И господаре волоский и мултянский з своими войсками, у которых силы невеликие отступили от Турчина и прихилилися до войска коронного. И так другого дне жолнере просто пошли на обоз турецкий, любо в окопе стояли Турки, и тое войско турецкое розбили, которых меновали тысячей сорок, з которых ледво увойшло тысячей на десять през Днестр до Камянца и то голо, такая им пораска была, бо сами Турки без Татар были и замок хотенский узяли, где великие скарбы турецкие узяли гетманове и тое збывши, пойшли на того пашу на Цоцору, але тот паша не дожидаючи уступил за Дунай. Тоей зимы стали жолнерове на зиму в волоской земле розно по становисках а пан Синявский коронный хоружий стал у Ясях, и замки хотенский и сочавский и инние поосажовали пехотою немецкою, але тое не много тривало, бо Турчин видячи тую пораску послал в Крим до хана абы зараз высылал орду у волоскую землю выгонати жолнеров, а на каждого Татарина по два червоних платы дал. И так зараз зимою солтан з сыном ханским з ордами притягнули у Белогородчину, до которих знову панове волоские пристали, отступивши Ляхов и пришовши у волоскую землю до Ясь города столечного выгнали жолнеров, же мусели уступати з волоской земли, тылко в сочавском замку и хотенском зостала пехота. Тоей зимы много жолнерства з голоду померло. В том же року на весне в Белогороде гром розбил замок, же аж в море летело каменя, которого Турки заробыти не могли, бо Татар усех выгнанно з Белогородчины у Крим: як повернул царь турецкий з под

  1. В Юзефовичевом Каплин, а в ВР. п. Каплан.