Страница:Падение царского режима. Том 6.pdf/180

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


и основные линии реализации этих задач, главным образом, за последние годы?

Марков. — За какие именно годы?

Председатель. — Может быть, вы дадите нам очерк возникновения организации, расскажете о причинах раскола с Дубровиным и затем, несколько подробнее, остановитесь на истории союза за период с 1912— 1914 гг.?

Марков. — Рассказывать всю историю будет очень много, может быть, вы зададите отдельные вопросы, иначе я могу говорить не то, что нужно.

Председатель. — О задачах, о целях и способах действий?

Марков. — Задача — укрепление монархической власти в России.

Председатель. — Укрепление монархической власти в чистом виде, без конституции?

Марков. — В самодержавном виде, как она существовала до 1 марта.

Председатель. — С Думою или без законодательных установлений? Вы говорите, до 1 марта 1906 года?

Марков. — Я говорю про 1 марта 1917 года, т.-е. до момента отречения императора Николая II.

Председатель. — Скажем, до 2-го марта.

Марков. — Это была задача основная. Затем — укрепление прав русского народа.

Председатель. — Значит, с Государственной Думой и государственным советом?

Марков. — В нашем утвержденном уставе ясно значится, что мы признаем Государственную Думу и должны в ней работать. Это напечатано в нашем уставе.

Председатель. — Эта часть устава была не только на бумаге, но и в жизни?

Марков. — Да, поскольку это зависело от нас.

Председатель. — Если были такие задачи, т.-е. устав реализовался в жизни, чем же объясняются ходатайства с мест, направлявшиеся, главным образом, против Государственной Думы, т.-е. против данного строя?

Марков. — Я таких обращений не помню.

Председатель. — Разве вопрос о необходимости перехода к строю, до основных законов 1906 года, не дебатировался в союзе русского народа и не был предметом желаний, быть может, домогательств отдельных частей и даже центра?

Марков. — Союз русского народа весьма большая организация, имевшая одно время около трех с половиной тысяч отделов. Таким образом, там были возможны самые различные взгляды отдельных лиц, групп, даже отделов, так что говорить об этом, как о чем-то однородном целом, которое могло бы одинаково