Страница:Падение царского режима. Том 6.pdf/191

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


160.000 — сумма, полученная от всех министров внутренних дел за этот период, сверх фиксированных 12.000 ежемесячно. Остальные, до 300.000, я получил из частных источников.

Председатель. — Вы не считаете сумм, полученных Замысловским?

Марков. — Я ничего не знаю о получениях Замысловского. Я уже подробно это объяснял следователю. Никогда ни я не получал при Замысловском, ни он при мне.

Председатель. — Почему вы определенно в начале этой части ваших объяснений сказали: «Вы спрашиваете относительно 1.300.000, которые получил Хвостов? — Мои получения не имеют ничего общего»?

Марков. — Такое категорическое утверждение, пожалуй, будет неверно, но я не имею данных об этом судить. Я уже получал раньше, так что из этого я вывожу, что это — другие суммы. Но, конечно, были суммы, которые я получил после. Вообще, я никогда не был осведомлен, из каких именно кредитов они дают, и меня, признаться, это совсем не интересовало.

Председатель. — Во всяком случае, может быть, вы можете подтвердить, — кажется, вы так говорили и следователю, — что ни 20 января 1916 года, ни около этого времени вы сумму 50.000 от А. Н. Хвостова не получали?

Марков. — Боюсь утверждать, но, кажется, 20 декабря я был в Курске в земском губернском собрании; прошу этого не записывать, потому что, может быть, это не совсем точно.

Председатель. — Скажите, пожалуйста, добавочные деньги вы могли тратить также, как хотели?

Марков. — Они пошли на определенные вещи, на содержание лазаретов, на приобретение кишиневского дома, принадлежавшего тамошнему отделу, который был раньше, как и наш курский, самостоятельным. Отдел задолжал, и дом продавался с торгов: мы должны были приобрести его на имя центральной организации как требовалось по уставу. Это чисто внутреннее наше соображение, но фактически пришлось истратить около 40.000. Эт может быть совершенно точно проверено. Документы были там, в Кишиневе.

Председатель. — Почему Кишинев у вас так выделился в смысле траты?

Марков. — Там раньше был энергичный деятель Крушеван, который и приобрел дом. Мы должны были ликвидировать это наследство.

Председатель. — Давая вам деньги, на вас накладывали при этом какие-нибудь обязательства?

Марков. — Нет, никаких обязательств. Я только объяснял положение, что у нас имеется дом, который мы рискуем потерять.