Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/111

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
91
НЕОБЫЧАЙНО ДИКОВИННАЯ ЖИЗНЬ ГАРГАНТЮА

весело пировать. Между тѣмъ Грангузье разспрашивалъ паломниковъ, откуда они, гдѣ побывали и куда идутъ.

Лосдалеръ отвѣчалъ за всѣхъ:

— Государь, я изъ Сенъ-Жену въ Берри; вотъ онъ изъ Палюо, а вотъ онъ изъ Онзе; вотъ этотъ изъ Аржи, а этотъ изъ Вильбредена. Мы идемъ изъ Сенъ-Себастіана, около Нанта, и возвращаемся домой, не спѣша.

— Хорошо, — сказалъ Грангузье, — но зачѣмъ вы ходили въ Сенъ-Себастанъ?

— Мы ходили, — отвѣчалъ Лосдалеръ, — молить святого не насылать на насъ моровую язву.

— Ахъ! — сказалъ Грангузье, — жалкіе люди, неужели вы думаете, что моровую язву насылаетъ св. Себастіанъ?

— Воистину такъ, — отвѣчалъ Лосдалеръ, — наши проповѣдники это утверждаютъ.

— Неужели, — сказалъ Грангузье, — лже-пророки возвѣщаютъ вамъ о такомъ вздорѣ? Неужели они возводятъ такую хулу на праведниковъ и угодниковъ Божіихъ и приравниваютъ ихъ къ діаволу, который причиняетъ только одно зло людямъ? Какъ Гомеръ утверждалъ, что моровая язва наслана была Аполлономъ въ лагерь грековъ, а поэты измышляютъ кучу злыхъ геніевъ и боговъ, — такъ въ Сине одинъ пустосвятъ проповѣдывалъ, что св. Антоній насылаетъ антоновъ огонь, а св. Евтропій — водянку, а св. Жильда — безуміе, св. Жену — подагру. Но я его такъ за это наказалъ, что онъ обозвалъ меня еретикомъ и съ тѣхъ поръ ни одинъ пустосвятъ не смѣетъ появляться въ моей землѣ. И меня удивляетъ, что вашъ король позволяетъ проповѣдывать такія скандальныя вещи въ своемъ королевствѣ. Вѣдь за это они заслуживаютъ сильнѣйшаго наказанія, чѣмъ за то, если бы даже колдовствомъ или другимъ какимъ способомъ напустили моровую язву на страну. Моровая язва убиваетъ только тѣло, а такіе обманщики отравляютъ души.

При этихъ словахъ его перебилъ монахъ и спросилъ паломниковъ:

— Изъ какихъ вы мѣстъ, бѣдняги?

— Изъ Сенъ-Жену, — отвѣчали они.

— Ну, а какъ поживаетъ аббатъ Траншельонъ? — спросилъ монахъ. Онъ выпить не дуракъ. А монахи хорошо ли кормятся? Клянусь, они спятъ съ вашими женами, въ то время какъ вы паломничаете.

— Эге! — сказалъ Лосдалеръ — я не боюсь за свою. Кто увидитъ ее днемъ, не погонится за тѣмъ, чтобы навѣщать ее ночью.

— Вотъ пустыя слова! — замѣтилъ монахъ. Хотя бы она была дурна, какъ Прозерпина, ей не сдобровать, когда поблизости есть монахи. Пусть меня сифилисъ одолѣетъ, если по возвращеніи вы не найдете ихъ съ прибылью, — сказалъ монахъ.

— Это — какъ вода Нила въ Египтѣ, — замѣтилъ Гаргантюа, — если вѣрить Страбону и Плинію (кн. VII, гл. III). Ну а теперь слѣдуетъ подумать о пищѣ, одеждѣ и о грѣшныхъ тѣлахъ.

— Ну ступайте, бѣдные люди, — сказалъ Грангузье, — во имя Всемогущаго Творца, и да хранитъ Онъ васъ отъ всякихъ золъ. А впередъ не предпринимайте такъ легкомысленно такихъ трудныхъ, безполезныхъ путешествій, Содержите свои семьи, трудитесь каждый въ своей профессіи, учите своихъ дѣтей и живите, какъ указываетъ добрый апостолъ Павелъ[1]. Живя такъ, вы будете подъ охраной Господа Бога, Его ангеловъ и святыхъ, и никакая бѣда и напасть не коснутся васъ.

Послѣ того Гаргантюа отвелъ ихъ въ залу пообѣдать, но паломники только вздыхали и говорили Гаргантюа:

— О, какъ счастливъ край, гдѣ господиномъ такой человѣкъ! Мы больше узнали поучительнаго и разумнаго изъ его рѣчей, обращенныхъ къ намъ, нежели изо всѣхъ проповѣдей, какія когда-либо слышали въ нашемъ городѣ.

— Это, какъ Платонъ говоритъ (lib. V De repub.), что республики будутъ тогда счастливы, когда короли будутъ философами, или философы королями, — отвѣчалъ Гаргантюа.

  1. Посланіе къ Эфесянамъ IV, 1—3.
Тот же текст в современной орфографии

весело пировать. Между тем Грангузье расспрашивал паломников, откуда они, где побывали и куда идут.

Лосдалер отвечал за всех:

— Государь, я из Сен-Жену в Берри; вот он из Палюо, а вот он из Онзе; вот этот из Аржи, а этот из Вильбредена. Мы идем из Сен-Себастиана, около Нанта, и возвращаемся домой, не спеша.

— Хорошо, — сказал Грангузье, — но зачем вы ходили в Сен-Себастан?

— Мы ходили, — отвечал Лосдалер, — молить святого не насылать на нас моровую язву.

— Ах! — сказал Грангузье, — жалкие люди, неужели вы думаете, что моровую язву насылает св. Себастиан?

— Воистину так, — отвечал Лосдалер, — наши проповедники это утверждают.

— Неужели, — сказал Грангузье, — лжепророки возвещают вам о таком вздоре? Неужели они возводят такую хулу на праведников и угодников Божиих и приравнивают их к диаволу, который причиняет только одно зло людям? Как Гомер утверждал, что моровая язва наслана была Аполлоном в лагерь греков, а поэты измышляют кучу злых гениев и богов, — так в Сине один пустосвят проповедовал, что св. Антоний насылает антонов огонь, а св. Евтропий — водянку, а св. Жильда — безумие, св. Жену — подагру. Но я его так за это наказал, что он обозвал меня еретиком и с тех пор ни один пустосвят не смеет появляться в моей земле. И меня удивляет, что ваш король позволяет проповедовать такие скандальные вещи в своем королевстве. Ведь за это они заслуживают сильнейшего наказания, чем за то, если бы даже колдовством или другим каким способом напустили моровую язву на страну. Моровая язва убивает только тело, а такие обманщики отравляют души.

При этих словах его перебил монах и спросил паломников:

— Из каких вы мест, бедняги?

— Из Сен-Жену, — отвечали они.

— Ну, а как поживает аббат Траншельон? — спросил монах. Он выпить не дурак. А монахи хорошо ли кормятся? Клянусь, они спят с вашими женами, в то время как вы паломничаете.

— Эге! — сказал Лосдалер — я не боюсь за свою. Кто увидит ее днем, не погонится за тем, чтобы навещать ее ночью.

— Вот пустые слова! — заметил монах. Хотя бы она была дурна, как Прозерпина, ей не сдобровать, когда поблизости есть монахи. Пусть меня сифилис одолеет, если по возвращении вы не найдете их с прибылью, — сказал монах.

— Это — как вода Нила в Египте, — заметил Гаргантюа, — если верить Страбону и Плинию (кн. VII, гл. III). Ну а теперь следует подумать о пище, одежде и о грешных телах.

— Ну ступайте, бедные люди, — сказал Грангузье, — во имя Всемогущего Творца, и да хранит Он вас от всяких зол. А вперед не предпринимайте так легкомысленно таких трудных, бесполезных путешествий, Содержите свои семьи, трудитесь каждый в своей профессии, учите своих детей и живите, как указывает добрый апостол Павел[1]. Живя так, вы будете под охраной Господа Бога, Его ангелов и святых, и никакая беда и напасть не коснутся вас.

После того Гаргантюа отвел их в залу пообедать, но паломники только вздыхали и говорили Гаргантюа:

— О, как счастлив край, где господином такой человек! Мы больше узнали поучительного и разумного из его речей, обращенных к нам, нежели изо всех проповедей, какие когда-либо слышали в нашем городе.

— Это, как Платон говорит (lib. V De repub.), что республики будут тогда счастливы, когда короли будут философами, или философы королями, — отвечал Гаргантюа.

  1. Послание к Эфесянам IV, 1—3.