Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/136

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
Pantagruel (Russian) p. 04.png
ПРЕДИСЛОВІЕ АВТОРА.

Именитѣйшіе и храбрѣйшіе рыцари, дворяне и другіе, охотно занимающіеся возвышенными и благородными предметами, — вы всѣ давно уже зрѣли, читали и познали великую и неоцѣненную хронику объ огромномъ великанѣ Гаргантюа и повѣрили ей, какъ истинновѣрующіе вѣрятъ Библіи и Евангелію. Часто, когда у васъ не хватало темы для разговоровъ, вы пересказывали благороднымъ дамамъ и дѣвицамъ длинныя и прекрасныя исторіи изъ этой хроники и за это вы достойны большой похвалы и вѣчной памяти. И что касается моего желанія, то я хотѣлъ бы, чтобы каждый бросилъ свои собственныя занятія, отказался отъ своего ремесла и забылъ обо всѣхъ своихъ дѣлахъ и всецѣло предался изученію этой хроники, не позволяя своему уму отвлекаться отъ нея или разсѣиваться до тѣхъ поръ, пока бы не выучилъ ее наизусть. И если бы затѣмъ какъ-нибудь случайно погибли съ теченіемъ времени всѣ книги и прекратилось искусство книгопечатанія, каждый могъ бы устно передать эту хронику своимъ дѣтямъ, наслѣдникамъ и преемникамъ, какъ нѣкую тайную науку. Вѣдь въ ней больше толку, нежели это думаетъ толпа паршивыхъ хвастуновъ, которые еще меньше понимаютъ эти веселенькія исторійки, чѣмъ академикъ Ракле. Я знавалъ многихъ знатныхъ и могущественныхъ господъ, которымъ бывало очень непріятно, если они отправятся на охоту за крупнымъ звѣремъ или за утками и звѣрь ускользнетъ отъ нихъ или соколъ промахнется и

Тот же текст в современной орфографии
Pantagruel (Russian) p. 04.png
ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА.

Именитейшие и храбрейшие рыцари, дворяне и другие, охотно занимающиеся возвышенными и благородными предметами, — вы все давно уже зрели, читали и познали великую и неоцененную хронику об огромном великане Гаргантюа и поверили ей, как истинно верующие верят Библии и Евангелию. Часто, когда у вас не хватало темы для разговоров, вы пересказывали благородным дамам и девицам длинные и прекрасные истории из этой хроники и за это вы достойны большой похвалы и вечной памяти. И что касается моего желания, то я хотел бы, чтобы каждый бросил свои собственные занятия, отказался от своего ремесла и забыл обо всех своих делах и всецело предался изучению этой хроники, не позволяя своему уму отвлекаться от неё или рассеиваться до тех пор, пока бы не выучил ее наизусть. И если бы затем как-нибудь случайно погибли с течением времени все книги и прекратилось искусство книгопечатания, каждый мог бы устно передать эту хронику своим детям, наследникам и преемникам, как некую тайную науку. Ведь в ней больше толку, нежели это думает толпа паршивых хвастунов, которые еще меньше понимают эти веселенькие историйки, чем академик Ракле. Я знавал многих знатных и могущественных господ, которым бывало очень неприятно, если они отправятся на охоту за крупным зверем или за утками и зверь ускользнет от них или сокол промахнется и