Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/18

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
XIV
РАБЛЭ

не трудно уже было прослѣдить ихъ дѣйствія, которыя почти всѣ можно найти въ исторіи…»

То, что Гаргамелла произвела на свѣтъ Гаргантюа черезъ ухо, комментаторы считаютъ намекомъ, во-первыхъ, на то обстоятельство, что бракъ Людовика XII съ Анной Бретанской былъ не вполнѣ законный, такъ какъ онъ развелся со своей первой женой Іоанной Французской, а, во-вторыхъ, на то, что Францискъ I не былъ сыномъ Людовика XII и Анны, а ихъ пасынкомъ. Громадные запасы всякаго рода, растраченные по случаю этого событія, равно какъ и позднѣе, считаются намекомъ на большія потребности и расходы по содержанію французскихъ королей и ихъ двора, а громадное количество матеріи, какое пошло на костюмъ юнаго Гаргантюа, — намекомъ на роскошь и расточительность французскихъ королей.

Война пастуховъ съ пирожниками (главы 25 и 26) изображаетъ италіанскіе походы Людовика XII (1500 г.) и Франциска I (1515 г.) для отвоеванія Милана. Людовикъ Сфорца (Пикрошоль, характеръ котораго очень подходитъ къ характеру историческаго Людовика Сфорца) захватилъ Миланъ, но былъ взятъ въ плѣнъ Людовикомъ XII и до самой смерти (1516 г.) содержался въ желѣзной клѣткѣ въ замкѣ Лошъ, недалеко отъ Шинона. Его сынъ, Максимиліанъ Сфорца, снова завоевалъ Миланъ въ 1512 г., но былъ низложенъ Францискомъ I въ 1515 г. Медовые пирожки намекаютъ будто бы на италіанскія мучныя кушанья и макароны.

«Старинная дружба» между Грангузье и Пикрошолемъ, о которой упоминается въ 31 главѣ, обозначаетъ союзъ и прежнія дружескія отношенія между французскими королями и герцогами Миланскими: преимущественно между Карломъ VIII и Людовикомъ XII и Галеаццо и Людовикомъ Сфорца. Бѣгство Пикрошоля (глава 48) точь-въ-точь совпадаетъ съ судьбой Максимиліана Сфорца. Послѣ взятія Милана онъ бѣжалъ, но попался въ плѣнъ, былъ отвезенъ въ Парижъ, гдѣ и умеръ въ 1530 г.

Въ главѣ 51 Грангузье награждаетъ своихъ военачальниковъ точь-въ-точь такъ, какъ Людовикъ XII своихъ генераловъ послѣ завоеванія Милана. Понократъ (маршалъ Трнвулъче) получаетъ Ларошъ Клермо (Миланъ), Гимнастъ (Луи де-ла-Тремуйль) — Кудрэ, Эвдемонъ (Бриссакъ) — Монпансье и т. д. Для брата Жана Гаргантюа строитъ въ награду Телемское аббатство. Братъ Ліанъ, какъ выше сказано, долженъ изображать кардинала Жана дю-Беллэ. Помимо своихъ достоинствъ, какъ воинъ и государственный человѣкъ, онъ былъ просвѣщенный эпикуреецъ, любилъ вино, женщинъ и втайнѣ былъ женатъ. Телемское аббатство изображаетъ въ идеализированномъ видѣ великолѣпный замокъ Сенъ-Моръ-де-Фоссе, выстроенный кардиналомъ дю-Беллэ на берегахъ Марны, гдѣ онъ часто задавалъ пиры Франциску I. Телемское орденское правило: «Поступай такъ, какъ тебѣ угодно», — было, дѣйствительно, девизомъ въ Сенъ-Морѣ.

Родословная Пантагрюэля насчитываетъ 59 великановъ, — число, соотвѣтствующее числу французскихъ королей отъ Фарамонда до Генриха II, такъ что комментаторы видятъ въ этомъ подтвержденіе догадки о тождествѣ Пантагрюэля съ Генрихомъ II.

Описаніе характера Панурга и его привычекъ (глава 16 книги II) соотвѣтствуетъ тому, что исторія повѣствуетъ о кардиналѣ де-Лорренѣ. Даже горбатый, орлиный носъ, а также разнообразные, предосудительные способы добывать деньги и ихъ проматывать, описываемые въ главѣ 17, равно какъ и склонность къ глумленію надъ всѣмъ на свѣтѣ, — черты, присущія обоимъ.

Подъ островами Tohu Bohu[1] подразумѣваютъ Лотарингію и три епархіи, въ которыхъ герцогъ де-Гизъ, генералиссимусъ Генриха И, опустошилъ всѣ вѣтряныя мельницы и запасы, къ великому неудовольствію Карла V. Послѣдовавшее за этой катастрофой разстройство обозначаетъ дальнѣйшія невзгоды, причиненныя ему, которыя и побудили его три года спустя къ отреченію…

Касательно описанной въ главахъ 18—20 морской бури одинъ изъ комментаторовъ говоритъ: «По всей вѣроятности, она должна изображать жестокое преслѣдованіе гугенотовъ, которое поднялось во Франціи при Генрихѣ II. Оно началось въ 1548 г. своего рода инквизиціей, учрежденной надъ реформатами. Въ главѣ 18 гроза разражается вслѣдъ за встрѣчею съ патерами, отправляющимися на соборъ; раздается громъ и молнія; въ главѣ 20 сверкаетъ особенно страшная молнія, сопровождаемая громомъ, о которой братъ Жанъ говоритъ: «Я полагаю,

  1. Сумятица, безпорядокъ.
Тот же текст в современной орфографии

не трудно уже было проследить их действия, которые почти все можно найти в истории…»

То, что Гаргамелла произвела на свет Гаргантюа через ухо, комментаторы считают намеком, во-первых, на то обстоятельство, что брак Людовика XII с Анной Бретанской был не вполне законный, так как он развелся со своей первой женой Иоанной Французской, а, во-вторых, на то, что Франциск I не был сыном Людовика XII и Анны, а их пасынком. Громадные запасы всякого рода, растраченные по случаю этого события, равно как и позднее, считаются намеком на большие потребности и расходы по содержанию французских королей и их двора, а громадное количество материи, какое пошло на костюм юного Гаргантюа, — намеком на роскошь и расточительность французских королей.

Война пастухов с пирожниками (главы 25 и 26) изображает итальянские походы Людовика XII (1500 г.) и Франциска I (1515 г.) для отвоевания Милана. Людовик Сфорца (Пикрошоль, характер которого очень подходит к характеру исторического Людовика Сфорца) захватил Милан, но был взят в плен Людовиком XII и до самой смерти (1516 г.) содержался в железной клетке в замке Лош, недалеко от Шинона. Его сын, Максимилиан Сфорца, снова завоевал Милан в 1512 г., но был низложен Франциском I в 1515 г. Медовые пирожки намекают будто бы на итальянские мучные кушанья и макароны.

«Старинная дружба» между Грангузье и Пикрошолем, о которой упоминается в 31 главе, обозначает союз и прежние дружеские отношения между французскими королями и герцогами Миланскими: преимущественно между Карлом VIII и Людовиком XII и Галеаццо и Людовиком Сфорца. Бегство Пикрошоля (глава 48) точь-в-точь совпадает с судьбой Максимилиана Сфорца. После взятия Милана он бежал, но попался в плен, был отвезен в Париж, где и умер в 1530 г.

В главе 51 Грангузье награждает своих военачальников точь-в-точь так, как Людовик XII своих генералов после завоевания Милана. Понократ (маршал Трнвулъче) получает Ларош Клермо (Милан), Гимнаст (Луи де ла Тремуйль) — Кудре, Эвдемон (Бриссак) — Монпансье и т. д. Для брата Жана Гаргантюа строит в награду Телемское аббатство. Брат Лиан, как выше сказано, должен изображать кардинала Жана дю Белле. Помимо своих достоинств, как воин и государственный человек, он был просвещенный эпикуреец, любил вино, женщин и втайне был женат. Телемское аббатство изображает в идеализированном виде великолепный замок Сен-Мор-де-Фоссе, выстроенный кардиналом дю Белле на берегах Марны, где он часто задавал пиры Франциску I. Телемское орденское правило: «Поступай так, как тебе угодно», — было, действительно, девизом в Сен-Море.

Родословная Пантагрюэля насчитывает 59 великанов, — число, соответствующее числу французских королей от Фарамонда до Генриха II, так что комментаторы видят в этом подтверждение догадки о тождестве Пантагрюэля с Генрихом II.

Описание характера Панурга и его привычек (глава 16 книги II) соответствует тому, что история повествует о кардинале де Лоррене. Даже горбатый, орлиный нос, а также разнообразные, предосудительные способы добывать деньги и их проматывать, описываемые в главе 17, равно как и склонность к глумлению над всем на свете, — черты, присущие обоим.

Под островами Tohu Bohu[1] подразумевают Лотарингию и три епархии, в которых герцог де Гиз, генералиссимус Генриха И, опустошил все ветряные мельницы и запасы, к великому неудовольствию Карла V. Последовавшее за этой катастрофой расстройство обозначает дальнейшие невзгоды, причиненные ему, которые и побудили его три года спустя к отречению…

Касательно описанной в главах 18—20 морской бури один из комментаторов говорит: «По всей вероятности, она должна изображать жестокое преследование гугенотов, которое поднялось во Франции при Генрихе II. Оно началось в 1548 г. своего рода инквизицией, учрежденной над реформатами. В главе 18 гроза разражается вслед за встречею с патерами, отправляющимися на собор; раздается гром и молния; в главе 20 сверкает особенно страшная молния, сопровождаемая громом, о которой брат Жан говорит: «Я полагаю,

  1. Сумятица, беспорядок.