Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/192

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
60
ИНОСТРАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

когда не оставляетъ тѣхъ, кто къ Нему возноситъ всѣ свои упованія и помышленія.

Послѣ того плѣнникъ попросилъ Пантагрюэля не брать съ него слишкомъ большого выкупа. На что Пантагрюэль отвѣчалъ, что не въ его привычкахъ грабить и обирать людей, а, скорѣе, награждать ихъ и отпускать на волю.

— Ступай, — говорилъ онъ, — съ Богомъ и избѣгай дурного общества, что бы тебѣ не приключилось худа.

Когда плѣнникъ ушелъ, Пантагрюэль сказалъ своимъ людямъ:

— Дѣти, я далъ понять этому плѣннику, что мы ждемъ армію съ моря и что не начнемъ атаки раньше завтрашняго полудня, съ той цѣлью, чтобы враги, опасаясь такого многочисленнаго войска, занялись бы нынѣшней ночью приготовленіями къ оборонѣ. Между тѣмъ намѣреніе мое напасть на нихъ въ часъ пополуночи.

Оставимъ здѣсь Пантагрюэля съ его соратниками и поговоримъ о королѣ Анархѣ и его арміи.

Когда плѣнникъ прибылъ въ лагерь, онъ явился къ королю и пересказалъ ему о появленіи огромнаго великана, по имени Пантагрюэль, который разбилъ и немилосердно изжарилъ всѣхъ шестьсотъ пятьдесятъ девять рыцарей, а его одного пощадилъ, чтобы онъ могъ доставить вѣсти о происшедшемъ. Вдобавокъ, ему поручено сказать королю, чтобы онъ приготовилъ великану обѣдать въ полдень, потому что онъ намѣревается напасть на него въ этотъ часъ.

Затѣмъ передалъ королю ящикъ съ вареньемъ, но только-что тотъ успѣлъ проглотить одну ложечку, какъ у него воспалилось горло и кожа сошла съ языка. И никакія лѣкарства ему не помогали, и для облегченія онъ долженъ былъ непрерывно пить; ибо едва онъ отнималъ стаканъ ото рта, какъ языкъ ему немилосердно жгло. Напослѣдокъ ему вливали вино въ горло черезъ мѣхи́. Когда его военачальники, паши и тѣлохранители увидѣли это, они отвѣдали варенья, чтобы убѣдиться: дѣйствительно ли оно возбуждаетъ такую сильную жажду; но и съ ними было то же, что и съ королемъ. И они такъ всѣ перепились, что слухъ распространился по всему лагерю, что плѣнникъ вернулся и слѣдуетъ ждать на завтра непріятельскаго нападенія; и что король и всѣ военачальники вмѣстѣ съ тѣлохранителями готовятся къ нему, напиваясь до положенія ризъ. Вслѣдствіе чего всѣ люди въ лагерѣ поспѣшили послѣдовать ихъ примѣру и, перепившись, свалились какъ свиньи, гдѣ попало на землю, и заснули.

Теперь вернемся къ Пантагрюэлю и разскажемъ, какъ онъ велъ себя въ этомъ дѣлѣ. Покидая мѣсто, гдѣ онъ воздвигнѵлъ трофей, онъ взялъ въ руку мачту корабля, точно посохъ, влилъ въ марсъ двѣсти тридцать семь бочекъ бѣлаго анжуйскаго вина и нѣсколько руанскаго и привязалъ къ поясу барку, полную соли, съ такою легкостью, съ какою ландскнехты носятъ корзины съ хлѣбомъ. Затѣмъ выступилъ со своими соратниками въ путь. Когда они приблизились къ непріятельскому лагерю, Панургь сказалъ:

— Господинъ, позвольте дать вамъ добрый совѣтъ. Опорожнимъ марсъ отъ бѣлаго анжуйскаго вина и выпьемъ его, какъ добрые бретонцы.

Пантагрюэль охотно согласился на это, и они выпили начисто всѣ двѣсти тридцать семь бочекъ вина до послѣдней капли, за исключеніемъ одного флакона изъ турской вареной кожи, которую Панургъ наполнилъ для своего употребленія, потому что онъ называлъ его своимъ vade-mecum, и нѣсколькихъ небольшихъ бутылокъ для уксуса.

Когда они напились такимъ образомъ, Панургъ далъ съѣсть Пантагрюэлю какое-то чортово снадобье, составленное изъ литотрипона, нефрокатортикона, хлѣба съ шпанской мухой и другихъ спецій.

Послѣ того Пантагрюэль сказалъ Карпалиму:

— Ступай въ городъ и проберись какъ крыса по стѣнѣ, какъ ты это умѣешь дѣлать, и скажи тамъ всѣмъ, чтобы они вышли и напали бы на непріятеля какъ можно дружнѣе, и, ска-

Тот же текст в современной орфографии

когда не оставляет тех, кто к Нему возносит все свои упования и помышления.

После того пленник попросил Пантагрюэля не брать с него слишком большого выкупа. На что Пантагрюэль отвечал, что не в его привычках грабить и обирать людей, а, скорее, награждать их и отпускать на волю.

— Ступай, — говорил он, — с Богом и избегай дурного общества, что бы тебе не приключилось худа.

Когда пленник ушел, Пантагрюэль сказал своим людям:

— Дети, я дал понять этому пленнику, что мы ждем армию с моря и что не начнем атаки раньше завтрашнего полудня, с той целью, чтобы враги, опасаясь такого многочисленного войска, занялись бы нынешней ночью приготовлениями к обороне. Между тем намерение мое напасть на них в час пополуночи.

Оставим здесь Пантагрюэля с его соратниками и поговорим о короле Анархе и его армии.

Когда пленник прибыл в лагерь, он явился к королю и пересказал ему о появлении огромного великана, по имени Пантагрюэль, который разбил и немилосердно изжарил всех шестьсот пятьдесят девять рыцарей, а его одного пощадил, чтобы он мог доставить вести о происшедшем. Вдобавок, ему поручено сказать королю, чтобы он приготовил великану обедать в полдень, потому что он намеревается напасть на него в этот час.

Затем передал королю ящик с вареньем, но только что тот успел проглотить одну ложечку, как у него воспалилось горло и кожа сошла с языка. И никакие лекарства ему не помогали, и для облегчения он должен был непрерывно пить; ибо едва он отнимал стакан ото рта, как язык ему немилосердно жгло. Напоследок ему вливали вино в горло через мехи́. Когда его военачальники, паши и телохранители увидели это, они отведали варенья, чтобы убедиться: действительно ли оно возбуждает такую сильную жажду; но и с ними было то же, что и с королем. И они так все перепились, что слух распространился по всему лагерю, что пленник вернулся и следует ждать на завтра неприятельского нападения; и что король и все военачальники вместе с телохранителями готовятся к нему, напиваясь до положения риз. Вследствие чего все люди в лагере поспешили последовать их примеру и, перепившись, свалились как свиньи, где попало на землю, и заснули.

Теперь вернемся к Пантагрюэлю и расскажем, как он вел себя в этом деле. Покидая место, где он воздвигнил трофей, он взял в руку мачту корабля, точно посох, влил в марс двести тридцать семь бочек белого анжуйского вина и несколько руанского и привязал к поясу барку, полную соли, с такою легкостью, с какою ландскнехты носят корзины с хлебом. Затем выступил со своими соратниками в путь. Когда они приблизились к неприятельскому лагерю, Панургь сказал:

— Господин, позвольте дать вам добрый совет. Опорожним марс от белого анжуйского вина и выпьем его, как добрые бретонцы.

Пантагрюэль охотно согласился на это, и они выпили начисто все двести тридцать семь бочек вина до последней капли, за исключением одного флакона из турской вареной кожи, которую Панург наполнил для своего употребления, потому что он называл его своим vade-mecum, и нескольких небольших бутылок для уксуса.

Когда они напились таким образом, Панург дал съесть Пантагрюэлю какое-то чёртово снадобье, составленное из литотрипона, нефрокатортикона, хлеба с шпанской мухой и других специй.

После того Пантагрюэль сказал Карпалиму:

— Ступай в город и проберись как крыса по стене, как ты это умеешь делать, и скажи там всем, чтобы они вышли и напали бы на неприятеля как можно дружнее, и, ска-