Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/31

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
11
НЕОБЫЧАЙНО ДИКОВИННАЯ ЖИЗНЬ ГАРГАНТЮА

были такъ вкусны, что всѣ себѣ пальчики облизывали. Но черта съ два! Гдѣ же было долго сберечь такую уйму потроховъ: они бы непремѣнно протухли, а это было бы неприлично. И вотъ рѣшено было сожрать ихъ безъ промедленія. Съ этою цѣлью пригласили всѣхъ гражданъ Сенэ, Сюилэ, Ла-Рошъ-Клермо, Вогодрэ, не обойдя и гражданъ Кудрэ, Монпансье, Ле-Ге-де-Ведъ и другихъ сосѣдей: всѣ они были здоровые пьяницы, веселые ребята и славные игроки въ кегли, такъ-то!

Къ гл. IV
Къ гл. IV.

Добрякъ Грангузье былъ очень доволенъ и приказывалъ, чтобы ничего не жалѣли. Своей женѣ, однако, онъ совѣтовалъ поменьше ѣсть, такъ какъ ей приходилось скоро родить, а требуха не легко переваривается.

— Ужъ, должно быть, большая охота приспѣла жевать нечистоты тому, кто ѣстъ отъ нихъ мѣшки, — говорилъ онъ.

Несмотря на эти увѣщанія, она съѣла шестнадцать бочекъ, два ведра, и шесть горшковъ. То-то расперло ей кишки.

Послѣ обѣда всѣ отправились безпорядочной толпой въ рощу: и тамъ на густой муравѣ плясали подъ звуки веселыхъ свирѣлей и нѣжныхъ волынокъ, да такъ радостно, что небеснымъ развлеченіемъ было глядѣть на ихъ веселье.

Тот же текст в современной орфографии

были так вкусны, что все себе пальчики облизывали. Но черта с два! Где же было долго сберечь такую уйму потрохов: они бы непременно протухли, а это было бы неприлично. И вот решено было сожрать их без промедления. С этою целью пригласили всех граждан Сене, Сюиле, Ла-Рош-Клермо, Вогодре, не обойдя и граждан Кудре, Монпансье, Ле-Ге-де-Вед и других соседей: все они были здоровые пьяницы, веселые ребята и славные игроки в кегли, так-то!

К гл. IV
К гл. IV.

Добряк Грангузье был очень доволен и приказывал, чтобы ничего не жалели. Своей жене, однако, он советовал поменьше есть, так как ей приходилось скоро родить, а требуха не легко переваривается.

— Уж, должно быть, большая охота приспела жевать нечистоты тому, кто ест от них мешки, — говорил он.

Несмотря на эти увещания, она съела шестнадцать бочек, два ведра, и шесть горшков. То-то расперло ей кишки.

После обеда все отправились беспорядочной толпой в рощу: и там на густой мураве плясали под звуки веселых свирелей и нежных волынок, да так радостно, что небесным развлечением было глядеть на их веселье.

V.
Пьяная бесѣда.

Потомъ принялись полдничать въ укромномъ мѣстѣ. Бутылки заходили кругомъ, окорока забѣгали, стаканы запрыгали, кубки зазвенѣли.

— Раскупоривай! наливай! поворачивайся! взболтай!

— Налей мнѣ вина, не разбавляя водой; вотъ такъ, другъ! Доливай стаканъ до самыхъ краевъ.

— Налей мнѣ краснаго вина, да пусть оно бѣжитъ черезъ край.

— Наконецъ-то мы утолимъ жажду.

— Эхъ ты, подлая лихорадка, проваливай!

— Ей, ей, кума, я еще не вошелъ во вкусъ.

— Чего ты пріуныла, голубушка?


Тот же текст в современной орфографии
V.
Пьяная беседа.

Потом принялись полдничать в укромном месте. Бутылки заходили кругом, окорока забегали, стаканы запрыгали, кубки зазвенели.

— Раскупоривай! наливай! поворачивайся! взболтай!

— Налей мне вина, не разбавляя водой; вот так, друг! Доливай стакан до самых краев.

— Налей мне красного вина, да пусть оно бежит через край.

— Наконец-то мы утолим жажду.

— Эх ты, подлая лихорадка, проваливай!

— Ей, ей, кума, я еще не вошел во вкус.

— Чего ты приуныла, голубушка?