Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/34

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
14
ИНОСТРАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Къ гл. VI
Къ гл. VI.

— Пусть звонъ флаконовъ и бутылокъ скажетъ тому, кто потерялъ жажду: не ищи ее здѣсь. Мы ее залили виномъ!

— Великій Богъ создалъ планеты, а мы облизываемъ блюда[1].

— Возвѣщаю вамъ слово Божіе: Sitio. Камень, именуемый ἄβεστος[2] не труднѣе залить, чѣмъ жажду сына моего отца. Аппетитъ приходитъ, когда ѣдятъ, говорилъ Анжестъ-онъ-Мансъ, жажда проходитъ, когда пьютъ.

— Лѣкарство отъ жажды? Оно какъ разъ обратное лѣкарству отъ укушенія собаки; бѣгите за собакой, никогда она васъ не укуситъ; пейте прежде, чѣмъ пить захочется, и никогда жажда не будетъ васъ мучить.

— Ага! Ты уже заснулъ! Тебя надо будить.

— Вѣчный виночерпій, сохрани насъ отъ сна. У Аргуса было сто глазъ, чтобы видѣть, а виночерпію надобно сто рукъ, какъ Бріарею, чтобы неутомимо наливать вино.

— Промочимъ горло; скоро высохнетъ.

— Бѣлаго вина! наливай полнѣй! наливай, чортъ тебя возьми! наливай до краевъ; языкъ у меня пересохъ.

— Товарищъ, выпьемъ! за твое здоровье, товарищъ!

— Ну, ну, ну, выпилъ.

— O lacryma Christi! Это вино — изъ Девиньера, это — славное красное вино.

— О, какое чудное бѣлое вино! А вѣдь, ей-Богу, это мѣстное винцо.

— Да, да, но вкусное и забористое.

— Товарищъ, смѣлѣе. На этой игрѣ не разоримся, потому что я взялъ лёве.

— Ex hoc in hoc. Безъ обмана: всѣ видѣли,

— Я знатокъ своего дѣла. A brum, à brum, я патеръ Масэ[3].

— Охъ, вы, жалкіе пьяницы! Пажъ, другъ мой, налей мнѣ вина, прошу тебя. По-кардинальски. Natura abhorret vacuum.

Къ гл. VI
Къ гл. VI.

— Вѣдь, подумаешь, муха пила.

— Какъ въ Бретани, допивайте это вино все до капли.

— Не бойтесь, это травы.

  1. Здѣсь непереводимая игра словъ:
    — Le grand Dieu feit les planettes, et nons faisons les plats nets.
  2. Горный ленъ.
  3. Игра словъ на имя Масэ, хроникера Франциска I.
Тот же текст в современной орфографии
К гл. VI
К гл. VI.

— Пусть звон флаконов и бутылок скажет тому, кто потерял жажду: не ищи ее здесь. Мы ее залили вином!

— Великий Бог создал планеты, а мы облизываем блюда[1].

— Возвещаю вам слово Божие: Sitio. Камень, именуемый ἄβεστος[2] не труднее залить, чем жажду сына моего отца. Аппетит приходит, когда едят, говорил Анжест-он-Манс, жажда проходит, когда пьют.

— Лекарство от жажды? Оно как раз обратное лекарству от укушения собаки; бегите за собакой, никогда она вас не укусит; пейте прежде, чем пить захочется, и никогда жажда не будет вас мучить.

— Ага! Ты уже заснул! Тебя надо будить.

— Вечный виночерпий, сохрани нас от сна. У Аргуса было сто глаз, чтобы видеть, а виночерпию надобно сто рук, как Бриарею, чтобы неутомимо наливать вино.

— Промочим горло; скоро высохнет.

— Белого вина! наливай полней! наливай, черт тебя возьми! наливай до краев; язык у меня пересох.

— Товарищ, выпьем! за твое здоровье, товарищ!

— Ну, ну, ну, выпил.

— O lacryma Christi! Это вино — из Девиньера, это — славное красное вино.

— О, какое чудное белое вино! А ведь, ей-Богу, это местное винцо.

— Да, да, но вкусное и забористое.

— Товарищ, смелее. На этой игре не разоримся, потому что я взял лёве.

— Ex hoc in hoc. Без обмана: все видели.

— Я знаток своего дела. A brum, à brum, я патер Масе[3].

— Ох, вы, жалкие пьяницы! Паж, друг мой, налей мне вина, прошу тебя. По-кардинальски. Natura abhorret vacuum.

К гл. VI
К гл. VI.

— Ведь, подумаешь, муха пила.

— Как в Бретани, допивайте это вино все до капли.

— Не бойтесь, это травы.

  1. Здесь непереводимая игра слов:
    — Le grand Dieu feit les planettes, et nons faisons les plats nets.
  2. Горный лен.
  3. Игра слов на имя Масе, хроникера Франциска I.