Страница:Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Том 4 (1883).djvu/157

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Не могло общее земство (ландтагъ) согласиться и на то, дабы пожалованіе ленами и другія грамоты и печати бывшихъ ливонскихъ властителей имѣли силу лишь тѣ, которые были даны исключительно до архіепископа маркграфа Вильгельма. Ибо что касается до этого покойнаго архіепископа, то корона польская явилась бы весьма неблагодарною къ нему, если бы признала его грамоты и печати не имѣющими силы и подлежащими уничтоженію, ибо онъ былъ первою причиною того, что Ливонія подчинилась его другу, королю Сигизмунду-Августу. Не много-бы благодарилъ за подобное распоряженье курфирсъ Бранденбурскій и не много бы оно снискало себѣ чести и славы. Да и слѣдующіе господа магистры, Генрихъ Галенъ, Вилгельмъ Фирстенбергъ и Вильгельмъ Кетлеръ, нынѣшній герцогъ курляндскій, будучи господами и неоспоримыми начальниками земли, не опровергали и не отмѣняли грамотъ и пожалованій того архіепископа, напротивъ утверждали ихъ.

Было бы крайне непріятно слышать, что король польскій уничтожаетъ силу грамотъ и печатей тѣхъ властителей, которые ихъ дали, ибо они были властителями земли, когда полякамъ и неснилось даже, чтобы Ливонія попала имъ въ руки, и уже тогда существовали грамоты и пожалованія Газенкампа, Галена и Фирстенберга.

Было бы крайнею неблагодарностію и забывчивостію, если бы подвергнуть сомнѣнію или разбору грамоты и печати послѣдняго магистра, нынѣ правящаго Курляндіею герцога. Ибо названный герцогъ добровольно, никѣмъ не принуждаемый, уступилъ и передалъ всю Ливонію коронѣ польской и между прочимъ съ тѣмъ условіемъ, чтобы всѣ привиллегіи, данныя магистромъ, имѣли всегда силу и значеніе и были сохраняемы. Если бы въ настоящее время подвергли разсмотрѣнію и отмѣнѣ грамоты и печати, пожалованіе ленами и свободы, когда герцогъ, добровольно сдавшій весь край коронѣ польской, еще живъ, то какого бы утѣшенія и покровительства отъ короля могло ждать ливонское земство, когда этотъ благочестивый, почтенный и преклонныхъ уже лѣтъ герцогъ (да продлитъ Господь Богъ ему жизнь) сложитъ свою голову? Теперь еще нѣсколько стыдятся, а вѣдь тогда и всякому стыду конецъ будетъ.

Вслѣдствіе этого ландтагъ, ради Создателя, проситъ, дабы его княжеская милость не приводилъ въ исполненіе королевскаго предположенія, а представилъ бы при покорнѣйшей просьбѣ земства, чтобы его королевское величество болѣе милостиво отнесся къ ливонцамъ и не причинялъ имъ, столь радовавшимся побѣдами его величества, крайняго огорченія, а обратилъ бы вниманіе на то, сколь много лишивщіяся крова бѣдные вдовы и сироты денно и нощно молились Господу Богу о дарованіи побѣды и счастія его королевскому величеству въ надеждѣ, что съ побѣдою его величества имъ будутъ воз-