Страница:Собрание сочинений Марка Твэна (1896) т.1.djvu/183

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

Желѣзнодорожныя общества искренно сожалѣли о смерти означенныхъ 30 тысячъ человѣкъ и даже настолько, что за нѣкоторыхъ выплатили вознагражденіе и при томъ совершенно добровольно, такъ какъ даже наихудшій изъ насъ не позволитъ себѣ утверждать, что мы имѣемъ столь измѣнническій судъ, который рѣшился бы примѣнить карательную статью закона къ какому-либо желѣзнодорожному обществу. Напротивъ, благодаря Бога, эти общества сами по себѣ склонны быть справедливыми и бережливыми, безъ всякаго сторонняго принужденія. У меня есть примѣръ, когда-то глубоко взволновавшій меня.

Послѣ одной изъ желѣзнодорожныхъ катастрофъ общество прислало ко мнѣ на домъ, въ корзинѣ, останки одного моего дорогого дальняго родственника при слѣдующей запискѣ: «покорнѣйше просимъ сообщить, во сколько Вы цѣните «это», — возвративъ намъ корзину обратно». Согласитесь, что большей деликатности нельзя и требовать!

Но я не смѣю стоять здѣсь цѣлый вечеръ и хвастать передъ Вами нашими національными добродѣтелями. Не относитесь слишкомъ строго, когда кто-нибудь 4 іюля слишкомъ хвастливо превозноситъ свое отечество: въ этотъ день такъ соблазнительно и естественно перехватить черезъ край!

Разрѣшите мнѣ еще только одно самохвальное признаніе: — именно слѣдующее: мы имѣемъ образъ правленія, который, предоставляя всякому равныя вообще права, отнюдь не покровительствуетъ кому-либо въ особенности. У насъ никто не появляется на свѣтъ съ правомъ смотрѣть свысока на своего ближняго и презирать его. Да будетъ это утѣшеніемъ для тѣхъ изъ насъ, которые не родились герцогами. И да послужитъ для насъ надеждой на лучшую будущность тотъ фактъ, что, какъ бы неудачны ни были донынѣ наши политическіе нравы, Англія успѣла достигнуть высокаго значенія, оставивъ далеко за собой тотъ еще болѣе неудачный періодъ, когда Карлъ 1-й возвелъ въ дворянское достоинство публичныхъ женщинъ и когда любая государственная должность была предметомъ купли и продажи. Да, мы воистину можемъ еще надѣяться!


Вышеизложенное составляетъ спичъ, который я намѣренъ былъ произнести; но предсѣдательствовавшій на банкетѣ, нашъ посланникъ, генералъ Шенкъ, вставъ послѣ молитвы изъ-за стола, обратился къ намъ съ невыразимо снотворной, длинной-длинной рѣчью, заключившейся той мыслью, что, такъ какъ всякія ораторства, повидимому, вовсе не способствуютъ оживленію гостей, то на сегодняшній вечеръ желательно закончить тосты, посвятивъ