Страница:Собрание сочинений Марка Твэна (1896) т.1.djvu/185

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

ному въ то время, какъ онъ пытался удержать проскакавшую мимо лошадь, безразсудно ставъ въ ея «кильватерѣ», размахивая руками и крича, что, — будь оно сдѣлано одной минутой раньше, — несомнѣнно еще болѣе напугало бы животное, вмѣсто того, чтобы удержать его бѣгъ, и оказалось бы еще печальнѣе и страшнѣе, хотя и данное положеніе для него было достаточно опасно, — такъ какъ при этомъ присутствовала его теща, которая стояла тутъ же и видѣла все это ужасное происшествіе, между тѣмъ какъ съ значительной вѣроятностью, чтобы не сказать навѣрное, она могла бы также хорошо и въ другомъ мѣстѣ наблюдать такіе же несчастные случаи, такъ какъ въ общемъ это вовсе не было въ ея натурѣ, но совершенно напротивъ, какъ это удостовѣряетъ и ея родная мать, нынѣ уже не существующая въ живыхъ, но съ полной надеждой на радостное воскрешеніе, скончавшаяся три года тому назадъ, 68 лѣтъ отъ роду, какъ добрая христіанка, не оставивъ послѣ себя никакого имущества, такъ какъ пожаръ 1849 года уничтожилъ все, что она имѣла на свѣтѣ; но какова жизнь! Пусть же это событіе послужитъ для насъ предостереженіемъ, дабы мы старались жить такъ, чтобы, когда придетъ время умирать, мы могли бы сдѣлать это. Положимъ же руку на сердце и поклянемся торжественно и искренно съ этого самаго часа избѣгать кубокъ браги! (Это собственнаго корреспондента газеты «Калифорніанецъ»).

Главный редакторъ, явившись, произвелъ дьявольскій шумъ, сталъ рвать на себѣ волосы, опрокидывать мебель и выругалъ меня мазурикомъ. Какъ только онъ поручитъ мнѣ газету на какихъ-нибудь полчаса, — говорилъ онъ, — такъ меня непремѣнно одурачитъ первый попавшійся глупый мальчишка или — еще хуже — первый попавшійся сумасшедшій. И вся эта поразительная статья мистера Блока, — говорилъ онъ, — есть нечто иное, какъ масса поразительной безсмыслицы: въ ней нѣтъ ни одной точки и нѣтъ никакого смысла, и ровно ничего нельзя понять изъ нея, и было совершенно излишне прерывать печатаніе, ради ея помѣщенія.

Вотъ вамъ послѣдствія добродушія. Будь я невѣжливъ и неотзывчивъ, какъ иные люди, я сказалъ бы мистеру Блоку, что не могу принять его сообщеніе въ такой поздній часъ, но нѣтъ, его горестныя всхлипыванія тронули мое сердце и я страстно ухватился за возможность сдѣлать что-нибудь ради облегченія его горя. Я даже не прочиталъ его статью, дабы убѣдиться, все-ли тамъ въ порядкѣ; я написалъ только пару вступительныхъ строкъ и приказалъ печатать. И что же принесло мнѣ мое добродушіе. Ничего, кромѣ цѣлой бури ругани и незаслуженныхъ проклятій!

Я хочу теперь самъ прочесть эту статью и убѣдиться, можетъ-