Страница:Собрание сочинений Марка Твэна (1896) т.1.djvu/191

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

 

Дальнѣйшія подробности не имѣютъ особаго значенія, — коротко говоря, дѣло кончилось дракой. Патентное управленіе оказалось побѣдителемъ. Тѣмъ не менѣе, я открылъ нѣчто, могущее послужить мнѣ на пользу. Я кое какъ понялъ, что казначейство есть то самое правильное мѣсто, куда я долженъ бы обратиться.

Я отправился туда. Меня принялъ самъ директоръ казначейства, заставивъ предварительно прождать два съ половиною часа.

Я началъ такъ:

— Высокочтимый и уважаемый синьоръ! Около 10 октября 1861 г. нынѣ умершій Джонъ Вильсонъ Мэкензи заключилъ…

— Довольно, м. г.! Я уже слышалъ про васъ. Обратитесь къ первому дѣлопроизводителю казначейства.

Я обратился къ нему. Но онъ меня отправилъ ко второму дѣлопроизводителю. Второй отправилъ меня къ третьему, а третій отправилъ къ первому контролеру «отдѣленія зерноваго хлѣба и говядины». Это начинало, по крайней мѣрѣ, походитъ на дѣло. Первый контролеръ просмотрѣлъ свои книги, а равно и всѣ неподшитыя бумаги, но не нашелъ въ нихъ никакого указанія по дѣлу о поставкѣ говядины. Я отправился ко второму контролеру отдѣленія. Этотъ также изслѣдовалъ свои книги и бумаги, но тоже безъ результата. Я запасся новымъ мужествомъ и въ теченіе первой недѣли успѣлъ дойти до шестого контролера отдѣленія, въ слѣдующую недѣлю я успѣлъ обойти все отдѣленіе, въ теченіе третьей недѣли я достигъ и закончилъ обходъ отдѣленія «невыполненныхъ контрактовъ», твердо укрѣпившись, наконецъ, въ отдѣленіи «непредъявленныхъ счетовъ». Тутъ я обдѣлалъ свое дѣло въ три дня. Оставалась теперь еще только одна инстанція. Я обратился къ правителю «дѣлъ, подлежащихъ уничтоженію» или, вѣрнѣе говоря, къ его писцу, такъ какъ самъ онъ отсутствовалъ. Въ комнатѣ помѣщались 16 молодыхъ красивыхъ дѣвицъ, которыя записывали что-то въ книги, въ то время какъ семь молодыхъ людей приличной внѣшности дѣлали имъ соотвѣтствующія указанія. Молодыя дѣвицы улыбались черезъ плечи молодымъ людямъ, а молодые люди улыбались имъ обратно: всѣ были оживлены, какъ на свадьбѣ. Нѣсколько другихъ писцовъ, занятыхъ чтеніемъ газетъ, бросивъ на меня строгій взглядъ, продолжали читать. При этомъ никто не проронилъ ни одного слова. Но я успѣлъ уже привыкнуть къ такой системѣ предупредительнаго обращенія съ просителями въ теченіе этого знаменательнаго періода моей жизни, — начиная съ того дня, когда я достигъ перваго стола «отдѣленія зерноваго хлѣба и говядины» и кончая тѣмъ днемъ, когда я удалился отъ послѣдняго стола «отдѣленія непредъявленныхъ сче-