Страница:Собрание сочинений Марка Твэна (1896) т.1.djvu/238

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

цать-семь-пятьдесятъ-восемь-двѣсти. Итого — ну, ей Богу, общій итогъ, пока что, составляетъ отъ двухъ сотъ тринадцати до четырнадцати тысячъ долларовъ. Можетъ-ли это быть?

— Можетъ-ли быть! Если тутъ и есть ошибка, то она случилась развѣ оттого, что я оцѣнилъ свой доходъ слишкомъ низко. Двѣсти четырнадцать тысячъ долларовъ чистоганомъ — таковъ мой доходъ этого года, если только я умѣю считать.

Тутъ господинъ всталъ и началъ раскланиваться. Меня охватило крайне непріятное чувство: чего добраго, я напрасно пустился въ откровенность, не говоря уже о томъ, что, польщенный удивленными возгласами незнакомца, показалъ свои доходы значительно выше дѣйствительности. Однако, нѣтъ; въ послѣднюю минуту господинъ вручилъ мнѣ большой конвертъ и сказалъ, что въ немъ находятся всѣ необходимые для его дѣла матеріалы, что я все найду тамъ; что онъ счастливъ имѣть меня своимъ кліентомъ; что онъ вправѣ гордиться, имѣя кліентомъ человѣка съ такими огромными доходами; что онъ зналъ о существованіи въ городѣ многихъ богатыхъ людей, но когда ему приходилось вступать съ ними въ дѣловыя сношенія, то каждый разъ убѣждался, что у нихъ еле хватало на прожитье; что уже давно, очень давно ему не приходилось лицомъ къ лицу сталкиваться съ дѣйствительно богатымъ человѣкомъ, говорить съ нимъ и прикасаться къ нему собственными руками; что онъ едва можетъ удержаться, чтобы не обнять меня, и что онъ положительно сочтетъ за большую милость, если я все-таки позволю ему обнять себя.

Это мнѣ такъ исключительно понравилось, что я не сдѣлалъ ни малѣйшей попытки устоять и позволилъ этому простодушному незнакомцу заключить себя въ объятія и пролить на мой затылокъ нѣсколько успокоительныхъ слезъ. Затѣмъ онъ убрался восвояси. Какъ только онъ вышелъ, я раскрылъ его дѣловые «матеріалы». Въ теченіе четырехъ минутъ я ихъ изучалъ самымъ внимательнымъ образомъ, а затѣмъ позвалъ кухарку и сказалъ:

— Держите меня, я падаю въ обморокъ! Пускай Марья займется пока блинчиками. — Притя понемногу въ себя, я послалъ на коньячный заводъ, бывшій на углу улицы, и нанялъ тамъ нѣкоего художника, который долженъ былъ за недѣльную плату не спать по ночамъ и проклинать незнакомца, а днемъ давать мнѣ при случаѣ пинокъ, если бы я началъ забываться.

Ахъ, что это былъ за негодяй! Его дѣловые матеріалы были ничто иное, какъ податной листокъ, а въ немъ цѣлый рядъ нахальныхъ вопросовъ, занимавшихъ большую часть четырехъ убористыхъ печатныхъ страницъ, о моихъ личныхъ дѣлахъ, — вопросовъ, говоря, между прочимъ, составленныхъ съ такимъ удивительнымъ