Страница:Собрание сочинений Марка Твэна (1896) т.1.djvu/253

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

къ землѣ и не можетъ быть сдвигаемо; были судьи, которые утверждали, что эхо вообще не есть собственность.

Въ концѣ концовъ рѣшили, что эхо можетъ быть предметомъ собственности; что оба тяжущіеся являются раздѣльными и независимыми владѣльцами двухъ холмовъ и совладѣльцами одного эхо: въ виду этого отвѣтчикъ имѣетъ право снести свой холмъ, какъ ему одному принадлежащій, но долженъ внести залогъ въ три милліона долларовъ въ обезпеченіе убытковъ, которые можетъ потерпѣть часть эхо моего дяди. Далѣе приговоръ воспрещалъ моему дядѣ пользоваться холмомъ противника для «вызова» эхо, безъ его позволенія; въ этихъ видахъ онъ имѣлъ право пользоваться только своимъ холмомъ; въ случаѣ же, если бы такимъ образомъ не достигался желаемый результатъ, судъ, признавая такое положеніе прискорбнымъ, считалъ внѣ своей власти измѣнить его. Такое же рѣшеніе досталось и на долю дядинаго противника.

Вы понимаете, что случилось? Ни тотъ, ни другой не давалъ разрѣшенія пользоваться своей собственностью и, такимъ образомъ знаменитое и великолѣпное эхо оставалось въ бездѣйствіи, и съ этого дня драгоцѣнное владѣніе остается въ родѣ заколдованной принцессы, ожидающей своего избавителя.

За недѣлю до нашей свадьбы, пока я еще плавалъ въ морѣ блаженства и высшая знать собиралась отовсюду для приданія большаго блеска ожидаемому событію, — пришло извѣстіе о смерти моего дяди и вмѣстѣ съ тѣмъ копія съ его духовнаго завѣщанія, по которой я назначался его единственнымъ наслѣдникомъ. Онъ умеръ — не стало больше моего дорогого благодѣтеля: мысль объ этомъ давитъ мое сердце еще сегодня, спустя столь долгое время. Я вручилъ завѣщаніе графу, моему будущему тестю, такъ какъ отъ слезъ не могъ дальше читать его. Графъ прочелъ и сказалъ угрюмо: — Вы это называете богатствомъ, сэръ? Это возможно лишь въ вашей сумасбродной Америкѣ. Вы единственный наслѣдникъ обширной коллекціи эхо, если только можно назвать коллекціей то, что разсѣяно по всему американскому материку. И это не все, сэръ; вы по уши въ долгахъ; нѣтъ ни одного эхо во всей этой партіи, которое бы не было заложено. Я не жестокосердъ, сэръ но я доженъ заботиться о судьбѣ моего ребенка. Будь у васъ хоть одно эхо, которое вы бы могли по праву назвать своею собственностью, будь у васъ хоть одно эхо, свободное отъ долговъ, куда вы бы могли удалиться съ моимъ ребенкомъ и которое вы бы могли культивировать съ неизмѣннымъ прилежаніемъ, я бы не рѣшился отказать вамъ; но я не могу выдать замужъ мое дитя за нищаго. Оставь его, моя дочь! А вы, сэръ, возьмите ваши заложенныя и перезаложенныя эхо и удалитесь съ моихъ глазъ навсегда».