Страница:Собрание сочинений Марка Твэна (1898) т.8.djvu/122

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

димо, неосязаемо, но тѣмъ не менѣе продажно и передаточно, а слѣдовательно обложимо податью. Двое другихъ предполагали, что эхо—реальное имущество, такъ какъ оно нераздѣльно связано съ землей и не можетъ передвигаться съ мѣста на мѣсто, прочіе судьи утверждали, что эхо совсѣмъ не составляетъ собственности.

«Въ концѣ концовъ было рѣшено, что эхо есть собственность, что горы—собственность, что оба человѣка были отдѣльными и самостоятельными владѣльцами каждой изъ двухъ горъ, но эхо находилось у нихъ въ общемъ владѣніи. Поэтому отвѣтчикъ имѣетъ полное право срыть свою гору, такъ какъ она принадлежитъ только ему одному, но долженъ выдать обязательство въ три милліона долларовъ въ вознагражденіе убытковъ, которые понесетъ мой дядя, вслѣдствіе потери своей половины эхо. Это рѣшеніе запрещало также дядѣ пользоваться горою отвѣтчика для отраженія своей части эхо, безъ согласія послѣдняго. Онъ могъ пользоваться только своею собственной горой. Если его часть эхо не будетъ дѣйствовать, при такихъ условіяхъ, это, конечно, весьма печально, но пособить горю судъ не находилъ способа. Равнымъ образомъ судъ запрещалъ и отвѣтчику пользоваться горою дяди для отраженія его части эхо безъ согласія его. Вы понимаете великій результатъ? Ни одинъ изъ нихъ не хотѣлъ дать согласія, и поневолѣ великій, могущественный голосъ этого удивительнаго и благороднаго эхо долженъ былъ смолкнуть навсегда. До сихъ поръ эта великолѣпная собственность связана этимъ рѣшеніемъ и не можетъ быть продана.

«За недѣлю до моей свадьбы, когда я утопалъ въ волнахъ блаженства и вся знать собралась съ близка и изъ далека почтить наше бракосочетаніе, пришло извѣстіе о смерти моего дяди, а также копія его завещанія, дѣлавшаго меня его единственнымъ наслѣдникомъ. Онъ скончался; увы, моего дорогого благодѣтеля не стало! Мысль эта до сихъ поръ сжимаеть мнѣ сердце. Я передалъ завѣщаніе графу. Я не могъ читать его сквозь ослѣплявшія меня слезы. Графъ прочелъ его и затѣмъ сурово спросилъ:

«— Сэръ, вы называете это состояніемъ? Безъ сомненія, оно считается такимъ лишь въ вашей надувательской странѣ. Сэръ, вы назначаетесь единственнымъ наслѣдникомъ обширной коллекціи эхо, если только можно назвать коллекціей вещи, разбросанныя вдоль и поперекъ всего американскаго континента. Сэръ, это не все; вы по уши въ долгахъ. У васъ нѣтъ ни одного не заложеннаго эхо. Сэръ, я не жестокій человѣкъ, но я долженъ заботиться объ интересахъ своего ребенка. Если бы у васъ было хоть одно эхо, которое бы вы могли честно назвать своимъ, будь у васъ хоть одно эхо, свободное отъ долговъ и вы могли бы удалиться туда съ моей дочерью и скромнымъ, трудолюбивымъ зем-