Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/107

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

педантству ясное и простое заглавіе: «Записки послѣдняго предпотопнаго человѣка.» Мы потеряли полчаса дорогаго времени, и ни на что̀ не согласились. Я вышелъ изъ терпѣнія, и объявилъ доктору, что оставлю его одного въ пещерѣ, если онъ будетъ долѣе спорить со мною о такихъ пустякахъ. Шпурцманнъ образумился.

— Хорошо! сказалъ онъ: мы рѣшимъ заглавіе въ Европѣ.

— Хорошо! сказалъ я: теперь извольте писать.


СТѢНА I.

«Подлѣйшій рабъ солнца, луны и двѣнадцати звѣздъ, управляющихъ судьбами, Шабахубосааръ сынъ Бакубарооса, сына Махубелехова, всѣмъ читающимъ это желаемъ здравія и благополучія.

«Цѣль этого писанія есть слѣдующая:

«Мучимый голодомъ, страхомъ, отчаяніемъ, лишенный всякой надежды на спасеніе, среди ужасовъ всеобщей смерти, на этомъ лоскуткѣ земли, случайно уцѣлѣвшемъ отъ разрушенія, рѣшился я начертать картину страшнаго происшествія, котораго былъ свидѣтелемъ.

«Если еще кто-либо, кромѣ меня, остался въ живыхъ на землѣ; если случай, любопытство или погибель привлечетъ его, или сыновъ его, въ эту пещеру; если когда-нибудь сдѣлается она доступною потомкамъ человѣка, исторгнутаго рукою судьбы изъ послѣдняго истребленія его рода, пусть


Тот же текст в современной орфографии

педантству ясное и простое заглавие: «Записки последнего предпотопного человека». Мы потеряли полчаса дорогого времени и ни на что не согласились. Я вышел из терпения и объявил доктору, что оставлю его одного в пещере, если он будет долее спорить со мною о таких пустяках. Шпурцманн образумился.

— Хорошо! — сказал он, — мы решим заглавие в Европе.

— Хорошо! — сказал я, — теперь извольте писать.


СТЕНА I

«Подлейший раб солнца, луны и двенадцати звезд, управляющих судьбами, Шабахубосаар сын Бакубарооса, сына Махубелехова, всем читающим это желаем здравия и благополучия.

Цель этого писания есть следующая:

Мучимый голодом, страхом, отчаянием, лишенный всякой надежды на спасение, среди ужасов всеобщей смерти, на этом лоскутке земли, случайно уцелевшем от разрушения, решился я начертать картину страшного происшествия, которого был свидетелем.

Если еще кто-либо, кроме меня, остался в живых на земле; если случай, любопытство или погибель привлечет его или сынов его в эту пещеру; если когда-нибудь сделается она доступною потомкам человека, исторгнутого рукою судьбы из последнего истребления его рода, пусть