Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/122

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

залось, что вчера я не то видѣлъ; что у меня долженъ быть странный порокъ въ глазахъ; и полная амнистія за прошедшее была объявлена съ обѣихъ сторонъ. Я былъ въ восторгѣ и рѣшился принудить ея родителей и мою мать къ скорѣйшему окончанію дѣла, тѣмъ болѣе, что женитьба во всякомъ случаѣ почиталась у насъ (т. е. до потопа[1] вѣрнѣйшимъ средствомъ къ прекращенію любовныхъ терзаній.

Хотя бракъ мой съ прекрасною Саяной давно уже былъ условленъ нашими родителями, но приведеніе его въ дѣйствіе съ нѣкотораго времени встрѣчало разныя препятствія. Отецъ моей любезной занималъ при дворѣ значительное мѣсто: онъ былъ отчаянный церемоніймейстеръ, и гордился тѣмъ, что ни одинъ изъ царедворцевъ не умѣлъ поклониться ниже его. Онъ непремѣнно требовалъ, чтобъ я напередъ какъ-нибудь втерся въ дворцовую переднюю и подвергнулъ себя испытанію, отвѣсивъ въ его присутствіи поклонъ хоть намѣстнику государства, когда тотъ будетъ проходить съ бумагами: опытный церемоніймейстеръ хотѣлъ заключить, по углу наклоненія моей спины къ полу передней при первомъ моемъ поклонѣ, далеко ли пойдетъ зять его на поприщѣ почестей. Съ другой стороны, моя мать была весьма недовольна будущею моею тещею: послѣдняя считала себя не только знаменитѣе родомъ, но и моложе ея, тогда какъ матушка знала съ достовѣрностью, что моя теща была старѣе ея шестью-

  1. Тоже поясненіе Шпурцманна.
Тот же текст в современной орфографии

залось, что вчера я не то видел, что у меня должен быть странный порок в глазах — и полная амнистия за прошедшее была объявлена с обеих сторон. Я был в восторге и решился принудить ее родителей и мою мать к скорейшему окончанию дела, тем более что женитьба во всяком случае почиталась у нас (т. е. до потопа[1] вернейшим средством к прекращению любовных терзаний.

Хотя брак мой с прекрасною Саяной давно уже был условлен нашими родителями, но приведение его в действие с некоторого времени встречало разные препятствия. Отец моей любезной занимал при дворе значительное место: он был отчаянный церемониймейстер и гордился тем, что ни один из царедворцев не умел поклониться ниже его. Он непременно требовал, чтоб я наперед как-нибудь втерся в дворцовую переднюю и подвергнул себя испытанию, отвесив в его присутствии поклон хоть наместнику государства, когда тот будет проходить с бумагами: опытный церемониймейстер хотел заключить по углу наклонения моей спины к полу передней при первом моем поклоне, далеко ли пойдет зять его на поприще почестей. С другой стороны, моя мать была весьма недовольна будущею моею тещею: последняя считала себя не только знаменитее родом, но и моложе ее, тогда как матушка знала с достоверностью, что моя теща была старее ее шестью-

  1. Тоже пояснение Шпурцманна.