Страница:Сочинения Н. В. Гоголя. Полное собрание в одном томе (1902) (начало).djvu/83

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

чего бы къ ночи и вспоминать о немъ) такія выкапывалъ страшныя исторіи, что волосы ходили по
 головѣ. Я нарочно и не помѣщалъ ихъ сюда: еще
 напугаешь добрыхъ людей такъ, что пасичника,
 прости Господи, какъ чорта всѣ станутъ бояться. 
Пусть лучше, какъ доживу, если дастъ Богъ, до 
новаго года и выпущу другую книжку, тогда можно
 будетъ постращать выходцами съ того свѣта и дивами, какія творились въ старину, въ православной 
сторонѣ нашей. Межъ ними, статься-можетъ, найдете побасенки самого пасичника, какія разсказывалъ онъ своимъ внукамъ. Лишь бы слушали да
 читали, а у меня, пожалуй, лѣнь только проклятая 
рыться, наберется и на десять такихъ книжекъ.

Да, вотъ было и позабылъ самое главное: какъ 
будете, господа, ѣхать ко мнѣ, то прямехонько берите путь по столбовой дорогѣ на Диканьку. Я
 нарочно и выставилъ ее на первомъ листкѣ, чтобы 
скорѣе добрались до нашего хутора. Про Диканьку 
же, думаю, вы наслышались вдоволь. И то сказать,
 что тамъ домъ почище какого-нибудь пасичникова
 куреня. А про садъ и говорить нечего: въ Петербургѣ вашемъ, вѣрно, не сыщете такого. Пріѣхавши же въ Диканьку, спросите только перваго попавшагося навстрѣчу мальчишку, пасущаго въ запачканной рубашкѣ гусей: «А гдѣ живетъ пасичникъ
 Рудый Панько?» — «А вотъ тамъ!» скажетъ онъ, 
указавши пальцемъ, и, если хотите, доведетъ васъ
 до самаго хутора. Прошу, однакожъ, не слишкомъ
 закладывать назадъ руки и, какъ говорится, финтить, потому что дороги по хуторамъ нашимъ не 
такъ гладки, какъ передъ вашими хоромами. Ѳома
 Григорьевичъ, третьяго года, пріѣзжая изъ Диканьки, понавѣдался-таки въ провалъ съ новою таратайкою своею и гнѣдою кобылою, несмотря на то,
 что самъ правилъ и что, сверхъ своихъ глазъ, надѣвалъ по временамъ еще покупные.

Зато уже, какъ пожалуете въ гости, то дынь 
подадимъ такихъ, какихъ вы отъ-роду, можетъ-быть, не ѣли; а меду, и забожусь, лучшаго не сыщете на хуторахъ: представьте себѣ, что, какъ внесешь сотъ, духъ пойдетъ во всей комнатѣ, вообразить нельзя, какой: чистъ, какъ слеза, или хрусталь дорогой, что бываетъ въ серьгахъ. А какими
 пирогами накормить моя старуха! Что за пироги, 
если-бъ вы только знали: сахаръ, совершенный сахаръ! А масло, такъ вотъ и течетъ по губамъ, когда 
начнешь ѣсть. Подумаешь, право: на что не мастерицы эти бабы! Пили ли вы когда-либо, господа, грушевый квасъ съ терновыми ягодами, или варенуху съ изюмомъ и сливами? Или, не случалось
 ли вамъ, подчасъ, ѣсть путрю съ молокомъ? Боже
 ты мой, какихъ на свѣтѣ нѣтъ кушаньевъ! Станешь
 ѣсть — объяденье, да и полно: сладость неописанная! Прошлаго года… Однакожъ, что я въ самомъ
 дѣлѣ разболтался?.. Пріѣзжайте только, пріѣзжайте поскорѣй; а накормимъ такъ, что будете разсказыватъ и встрѣчному и поперечному.

Пасичникъ Рудый Панько.