Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 1, 1863.pdf/355

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
322
ИППІАСЪ МЕНЬШІЙ.

ты, если Сократъ будетъ тебя спрашивать, станешь отвѣчать? Или какъ поступишь?

Ипп. Да, я сдѣлалъ-бы страшное[1] дѣло, Евдикъ, еслибы теперь бѣгалъ отъ вопросовъ Сократа, тогда какъ всякій разъ, возвращаясь изъ дома, — изъ Элеи въ Олимпію, въ собраніе всѣхъ Эллиновъ, когда тамъ бываютъ олимпійскія D. игры[2], являюсь въ святилище и говорю: не угодно ли кому того, что приготовлено мною для показанія себя? Я буду отвѣчать желающему отвѣтовъ, о чемъ-бы кто ни спрашивалъ[3].

Сокр. Блаженное-же достоинство пріобрѣлъ ты, Иппіасъ, 364. если каждую олимпіаду вступаешь въ святилище съ такою довѣренностію къ твоей душѣ относительно ея мудрости! И я удивился-бы, еслибы кто изъ борцовъ тѣлесныхъ такъ безстрашно и самонадѣянно выходилъ подвизаться съ тѣломъ, какъ ты, говоришь, — съ душею.

Ипп. Дѣйствительно, я имѣю это достоинство, Сократъ; ибо съ того времени, какъ началъ подвизаться на олимпійскихъ играхъ, никогда и никого не встрѣчалъ лучше себя.

Сокр. Прекрасно въ самомъ дѣлѣ говоришь ты, Иппіасъ; B. твоя слава есть жертва мудрости — и городу Элеѣ, и твоимъ родителямъ. Но что наконецъ скажешь ты намъ объ Ахиллесѣ и Одиссеѣ? который изъ нихъ, думаешь, и почему лучше? Вѣдь когда насъ здѣсь, внутри, было много, и ты показывалъ себя, — я оставлялъ тебя говорить и не хотѣлъ спрашивать. Такъ какъ внутри было много народу, то чтобы вопросами не помѣшать тебѣ въ показаніи себя: а теперь насъ немного, да вотъ и этотъ Евдикъ велитъ спрашивать;

  1. Я сдѣлалъ бы страшное дѣло, καὶ γαῥ ἂν δεινὰ πσιοίην. Слово δεινὸς, какъ здѣсь, такъ и ниже p. 365. C. Платонъ насмѣшливо употребляетъ въ томъ значеніи, въ какомъ любили употреблять его Продикъ и Иппіасъ. См. Protag. p. 341. A.
  2. Что софисты рѣдко не посѣщали олимпійскихъ игръ, свидѣтельствуетъ и Филостратъ. Vitt. Sophist. p. 493.
  3. Такъ объявляли о себѣ почти всѣ софисты. См. Gorg. p. 417 C. и легко удовлетворяли легкомысленному греческому юношеству хвастливыми своими рѣчами, хотя въ нихъ большею частію не было никакого дѣльнаго содержанія и основательныхъ знаній.
Тот же текст в современной орфографии

ты, если Сократ будет тебя спрашивать, станешь отвечать? Или как поступишь?

Ипп. Да, я сделал бы страшное[1] дело, Евдик, если бы теперь бегал от вопросов Сократа, тогда как всякий раз, возвращаясь из дома, — из Элеи в Олимпию, в собрание всех Эллинов, когда там бывают олимпийские D. игры[2], являюсь в святилище и говорю: не угодно ли кому того, что приготовлено мною для показания себя? Я буду отвечать желающему ответов, о чём бы кто ни спрашивал[3].

Сокр. Блаженное же достоинство приобрел ты, Иппиас, 364. если каждую олимпиаду вступаешь в святилище с такою доверенностью к твоей душе относительно её мудрости! И я удивился бы, если бы кто из борцов телесных так бесстрашно и самонадеянно выходил подвизаться с телом, как ты, говоришь, — с душею.

Ипп. Действительно, я имею это достоинство, Сократ; ибо с того времени, как начал подвизаться на олимпийских играх, никогда и никого не встречал лучше себя.

Сокр. Прекрасно в самом деле говоришь ты, Иппиас; B. твоя слава есть жертва мудрости — и городу Элее, и твоим родителям. Но что наконец скажешь ты нам об Ахиллесе и Одиссее? который из них, думаешь, и почему лучше? Ведь когда нас здесь, внутри, было много, и ты показывал себя, — я оставлял тебя говорить и не хотел спрашивать. Так как внутри было много народу, то чтобы вопросами не помешать тебе в показании себя: а теперь нас немного, да вот и этот Евдик велит спрашивать;

————————————

  1. Я сделал бы страшное дело, καὶ γαῥ ἂν δεινὰ πσιοίην. Слово δεινὸς, как здесь, так и ниже p. 365. C. Платон насмешливо употребляет в том значении, в каком любили употреблять его Продик и Иппиас. См. Protag. p. 341. A.
  2. Что софисты редко не посещали олимпийских игр, свидетельствует и Филострат. Vitt. Sophist. p. 493.
  3. Так объявляли о себе почти все софисты. См. Gorg. p. 417 C. и легко удовлетворяли легкомысленному греческому юношеству хвастливыми своими речами, хотя в них большею частью не было никакого дельного содержания и основательных знаний.