Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 1, 1863.pdf/61

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
28
О СОЧИНЕНІЯХЪ

ческую философію древніе вообще различали, какъ такія ученія, которыя утверждаются на отдѣльныхъ началахъ и одно изъ другаго изъясняемы быть не могутъ: по этому онѣ могли имѣть мѣсто только въ извѣстныхъ философскихъ сектахъ, ограничивавшихся частными вѣрованіями, постановленіями и образомъ жизни; исторія не безъ основанія приписываетъ ихъ, напримѣръ, Пиѳагорейскому союзу. Но условія и обстоятельства Платоновой школы были вовсе не таковы, чтобы ея ученіе могло двоиться и противорѣчить самому себѣ: въ нее стекались слушатели свободно; она не подчиняла ихъ никакимъ формамъ; учениками Платона были всѣ, имѣвшіе охоту его слушать и способность понимать; его идеи были предметомъ разсужденій и внѣ школы — въ частныхъ собраніяхъ людей образованныхъ; изъ числа его учениковъ мы не знаемъ ни одного, о которомъ бы преданіе говорило, какъ объ эсотерикѣ своего учителя; напротивъ видимъ, что и Аристотель — умъ академіи, говоря объ ученіи Платона, ссылается на извѣстныя намъ его сочиненія. Самыя же сочиненія Платона еще менѣе допускаютъ мысль о существованіи эксотерической философіи въ его школѣ; потому что хотя Платонъ въ своихъ разговорахъ почти никогда не высказываетъ послѣднихъ результатовъ изслѣдованія, однакожь такъ приближаетъ къ нимъ читателя, что онъ легко можетъ замѣтить намѣреніе и цѣль его ученія. Слѣдовательно у Платона нѣтъ завѣтныхъ идей, которыхъ основаніе не скрывалось бы въ его твореніяхъ[1].

Впрочемъ можно думать, что устно Платонъ раскрывалъ свое ученіе опредѣленнѣе, нежели письменно. Гдѣ менѣе собесѣдованія, а болѣе догматизма и непрерывности въ рѣчи, тамъ преподаватель идетъ быстрѣе къ цѣли и,

  1. Шлейермахеръ эксотерическимъ ученіемъ Платона почитаетъ мысли, изложенныя въ его разговорахъ, а эсотерическимъ, — тѣ результаты, которые можно выводить изъ нихъ: но это значитъ давать новое значеніе словамъ: эксотерическая и эсотерическая философія.
Тот же текст в современной орфографии

ческую философию древние вообще различали, как такие учения, которые утверждаются на отдельных началах и одно из другого изъясняемы быть не могут: поэтому они могли иметь место только в известных философских сектах, ограничивавшихся частными верованиями, постановлениями и образом жизни; история не без основания приписывает их, например, Пифагорейскому союзу. Но условия и обстоятельства Платоновой школы были вовсе не таковы, чтобы её учение могло двоиться и противоречить самому себе: в нее стекались слушатели свободно; она не подчиняла их никаким формам; учениками Платона были все, имевшие охоту его слушать и способность понимать; его идеи были предметом рассуждений и вне школы — в частных собраниях людей образованных; из числа его учеников мы не знаем ни одного, о котором бы предание говорило, как об эсотерике своего учителя; напротив видим, что и Аристотель — ум академии, говоря об учении Платона, ссылается на известные нам его сочинения. Самые же сочинения Платона еще менее допускают мысль о существовании эксотерической философии в его школе; потому что хотя Платон в своих разговорах почти никогда не высказывает последних результатов исследования, однако ж так приближает к ним читателя, что он легко может заметить намерение и цель его учения. Следовательно у Платона нет заветных идей, которых основание не скрывалось бы в его творениях[1].

Впрочем можно думать, что устно Платон раскрывал свое учение определеннее, нежели письменно. Где менее собеседования, а более догматизма и непрерывности в речи, там преподаватель идет быстрее к цели и,

————————————

  1. Шлейермахер эксотерическим учением Платона почитает мысли, изложенные в его разговорах, а эсотерическим, — те результаты, которые можно выводить из них: но это значит давать новое значение словам: эксотерическая и эсотерическая философия.