Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 3, 1863.pdf/191

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
186
ПОЛИТИКА ИЛИ ГОСУДАРСТВО.

нуждаться и во врачебномъ искуствѣ? — Мнѣ кажется. — Вѣдь самыя гимнастическія упражненія и труды будетъ онъ предпринимать, смотря больше на раздражительную[1] сторону своей природы, какъ бы возбудить ее, чѣмъ на силу, — не то, что иные бойцы — ѣдятъ и трудятся для крѣпости. — Весьма справедливо, сказалъ онъ. — Да и введшіе въ воспитаніе C. музыку и гимнастику не для того ввели ихъ, Главконъ, чтобы, какъ нѣкоторые думаютъ, однимъ изъ этихъ упражненій образовать тѣло, другимъ душу? — Для чего же, болѣе? сказалъ онъ. — То и другое ввели они, должно быть, особенно для души, отвѣчалъ я. — Какъ это? — Не замѣчаешь ли ты, сказалъ я, каковы, по самой душѣ, тѣ, которые всю жизнь занимаются гимнастикою, не касаясь музыки, или каково расположеніе другихъ, занимающихся D. противнымъ тому? — О чемъ хочешь ты сказать? спросилъ онъ. — О грубости и жестокости, отвѣчалъ я, и наоборотъ — о нѣжности и тихости. — Да, я замѣчаю, примолвилъ онъ, что неумѣренно занимающіеся гимнастикою выходятъ грубѣе надлежащаго, а неумѣренные въ музыкѣ бываютъ нѣжнѣе того, чѣмъ сколько это нужно имъ. — Но грубое, сказалъ я, поддерживаетъ раздражительную природу, которая, бывъ правильно воспитываема, дѣлается мужествомъ, а развиваемая болѣе надлежащаго, обыкновенно превращается E. въ жестокость и вздорчивость. — Мнѣ кажется, сказалъ онъ. — Что же? тихость не есть ли свойство философской природы? и если она простирается слишкомъ далеко,

  1. По мнѣнію Платона, части души суть τὸ λογιστικὸν καὶ τὸ ἄλογον: но между этими противуположностями душа обнаруживаетъ еще природу среднюю или посредствующую, которая, съ одной стороны, находится въ ближайшей связи съ природою разумною, а съ другой — поставлена въ непосредственное отношеніе къ природѣ неразумной. Эта средняя часть души есть начало раздражительное — θομοειδές. Въ отношеніи къ ней часть неразумная называется у Платона ἐπιθυμητικόν, пожелательною, и каждою, происходящею въ себѣ перемѣною желаній или стремленій необходимо дѣйствуетъ на раздражительность, или на сердце. На этомъ основаніи Платонъ и гимнастикѣ, которая, повидимому, дѣйствуетъ только на природу пожелательную, приписываетъ также вліяніе и на силу раздражительную. Сравн. Libr. IV, p. 430 B sqq. IX, p. 580 D.
Тот же текст в современной орфографии

нуждаться и во врачебном искусстве? — Мне кажется. — Ведь самые гимнастические упражнения и труды будет он предпринимать, смотря больше на раздражительную[1] сторону своей природы, как бы возбудить ее, чем на силу, — не то, что иные бойцы — едят и трудятся для крепости. — Весьма справедливо, сказал он. — Да и введшие в воспитание C. музыку и гимнастику не для того ввели их, Главкон, чтобы, как некоторые думают, одним из этих упражнений образовать тело, другим душу? — Для чего же, более? сказал он. — То и другое ввели они, должно быть, особенно для души, отвечал я. — Как это? — Не замечаешь ли ты, сказал я, каковы, по самой душе, те, которые всю жизнь занимаются гимнастикою, не касаясь музыки, или каково расположение других, занимающихся D. противным тому? — О чём хочешь ты сказать? спросил он. — О грубости и жестокости, отвечал я, и наоборот — о нежности и тихости. — Да, я замечаю, примолвил он, что неумеренно занимающиеся гимнастикою выходят грубее надлежащего, а неумеренные в музыке бывают нежнее того, чем сколько это нужно им. — Но грубое, сказал я, поддерживает раздражительную природу, которая, быв правильно воспитываема, делается мужеством, а развиваемая более надлежащего, обыкновенно превращается E. в жестокость и вздорчивость. — Мне кажется, сказал он. — Что же? тихость не есть ли свойство философской природы? и если она простирается слишком далеко,

————————————

  1. По мнению Платона, части души суть τὸ λογιστικὸν καὶ τὸ ἄλογον: но между этими противоположностями душа обнаруживает еще природу среднюю или посредствующую, которая, с одной стороны, находится в ближайшей связи с природою разумною, а с другой — поставлена в непосредственное отношение к природе неразумной. Эта средняя часть души есть начало раздражительное — θομοειδές. В отношении к ней часть неразумная называется у Платона ἐπιθυμητικόν, пожелательною, и каждою, происходящею в себе переменою желаний или стремлений необходимо действует на раздражительность, или на сердце. На этом основании Платон и гимнастике, которая, по-видимому, действует только на природу пожелательную, приписывает также влияние и на силу раздражительную. Сравн. Libr. IV, p. 430 B sqq. IX, p. 580 D.