Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 3, 1863.pdf/491

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


КНИГА ДЕСЯТАЯ.

595.Впрочемъ, какъ во многихъ другихъ отношеніяхъ, продолжалъ я, мы всего правильнѣе, думаю, устрояемъ свой городъ, такъ и относительно поэзіи мысль моя успокоиваетъ меня. — Какая мысль? спросилъ онъ. — Та, что поэзія никакъ не допускается у насъ[1] въ части своей подражательной: эта часть, какъ я думаю, очень живо представляется недопустимою, особенно B. теперь, когда мы разсмотрѣли порознь виды души. — Что ты разумѣешь? — Между нами сказать, — вѣдь вы не донесете на меня ни трагическимъ, ни всякимъ другимъ поэтамъ-подражателямъ, — что все подобное, повидимому, есть гибель для души тѣхъ слушателей, которые не имѣютъ противоядія, доставляющаго имъ знаніе о томъ, каково это. — На что же именно указываешь ты своими словами? спросилъ онъ. — Надобно сказать, отвѣчалъ я, хотя какая-то любовь и C. съ дѣтства питаемое уваженіе къ Омиру возбраняютъ мнѣ говорить. Вѣдь походитъ, что первымъ учителемъ и вождемъ

  1. Когда, основываясь на этомъ мѣстѣ Государства, полагаютъ, что Платонъ изъ своего общества изгналъ поэзію, тогда это положеніе надобно почитать вѣрнымъ только относительно поэзіи подражательной, то-есть драмматической. То же самое замѣчаетъ и Проклъ (Polit, p. 405): τὸ μὲν οὖν προκείμενον αὐτὸ τοῦτ᾽ ἔστι, τὴν μιμητικὴν μόνον ποίησιν, καὶ ταύτης, ὡς δειχθήσεται, διαφερόντως τὴν φανταστικὴν ἐκβάλλειν κ. τ. λ. Причиною изгнанія ея было, конечно, то, что театральныя представленія въ Аѳинахъ, во времена Платона, доходили до крайняго безстыдства и страшно парализировали народную нравственность.
Тот же текст в современной орфографии
КНИГА ДЕСЯТАЯ.

595.Впрочем, как во многих других отношениях, продолжал я, мы всего правильнее, думаю, устрояем свой город, так и относительно поэзии мысль моя успокаивает меня. — Какая мысль? спросил он. — Та, что поэзия никак не допускается у нас[1] в части своей подражательной: эта часть, как я думаю, очень живо представляется недопустимою, особенно B. теперь, когда мы рассмотрели порознь виды души. — Что ты разумеешь? — Между нами сказать, — ведь вы не донесете на меня ни трагическим, ни всяким другим поэтам-подражателям, — что всё подобное, по-видимому, есть гибель для души тех слушателей, которые не имеют противоядия, доставляющего им знание о том, каково это. — На что же именно указываешь ты своими словами? спросил он. — Надобно сказать, отвечал я, хотя какая-то любовь и C. с детства питаемое уважение к Омиру возбраняют мне говорить. Ведь походит, что первым учителем и вождем

————————————

  1. Когда, основываясь на этом месте Государства, полагают, что Платон из своего общества изгнал поэзию, тогда это положение надобно почитать верным только относительно поэзии подражательной, то есть драмматической. То же самое замечает и Прокл (Polit, p. 405): τὸ μὲν οὖν προκείμενον αὐτὸ τοῦτ᾽ ἔστι, τὴν μιμητικὴν μόνον ποίησιν, καὶ ταύτης, ὡς δειχθήσεται, διαφερόντως τὴν φανταστικὴν ἐκβάλλειν κ. τ. λ. Причиною изгнания её было, конечно, то, что театральные представления в Афинах, во времена Платона, доходили до крайнего бесстыдства и страшно парализировали народную нравственность.