Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 5, 1879.pdf/340

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
333
ТЕЭТЕТЪ.


Сокр. Будь же смѣлѣе въ отношеніи къ себѣ и думай, что Ѳеодоръ говоритъ не пустяки: постарайся всячески D. взяться за слово и о другихъ предметахъ, и о знаніи, что̀ такое оно.

Теэт. Предъ стараніемъ, Сократъ, оно, конечно, откроется.

Сокр. Ну же; вѣдь ты сейчасъ хорошо началъ: подражая отвѣту о потенціяхъ, которыя, какъ многочисленныя, соединены тобою въ одномъ видѣ, постарайся такимъ же образомъ и многія знанія высказать однимъ словомъ.

Теэт. Но знай хорошо, Сократъ, что я, выслушивая E. произносимые тобою вопросы, часто принимался разсматривать это; только и самъ себя не могу убѣдить, что говорю что-то удовлетворительное, и отъ другихъ не слышу такого отвѣта, какого ты требуешь, хотя и не думаю отстать отъ попытки.

Сокр. Потому что испытываешь боли, любезный Теэтетъ, какъ беременный, а не праздный.

Теэт. Не знаю, Сократъ; говорю именно то, что чувствую.

Сокр. Эхъ, чудакъ! ты не слышалъ, что я сынъ 149. благородной и строгой[1] повивальной бабки Фенареты?

Теэт. Это-то уже слышалъ.

Сокр. А слышалъ ли, что и я занимаюсь тѣмъ же самымъ искусствомъ?

Теэт. Вовсе нѣтъ.

Сокр. Знай же хорошо, что такъ; только не оговори меня предъ другими. Отъ иныхъ я таюсь, другъ мой, что владѣю такимъ искусствомъ, — и они, по незнанію, не говорятъ

  1. Благородной и строгой повивальной бабки, μαίας μάλα γενναίας τε καὶ βλοσυρᾶς. Филологи затрудняются здѣсь словомъ βλοσυρὸς, которое означаетъ человѣка и жестокаго или строгаго, и такого, который возбуждаетъ уваженіе къ себѣ. Говорятъ, что Сократъ, какъ добрый сынъ, не могъ приложить къ матери такого оскорбительнаго эпитета. Въ худую также сторону принималъ это слово Атеней и порицалъ за него Платона (V, p. 343, ed. Schw.). Но подъ именемъ βλοσυρᾶς τῆς μαίας Сократъ, конечно, разумѣлъ женщину строгую, которая самою строгостію возбуждала къ себѣ уваженіе.
Тот же текст в современной орфографии


Сокр. Будь же смелее в отношении к себе и думай, что Феодор говорит не пустяки: постарайся всячески D. взяться за слово и о других предметах, и о знании, что̀ такое оно.

Теэт. Пред старанием, Сократ, оно, конечно, откроется.

Сокр. Ну же; ведь ты сейчас хорошо начал: подражая ответу о потенциях, которые, как многочисленные, соединены тобою в одном виде, постарайся таким же образом и многие знания высказать одним словом.

Теэт. Но знай хорошо, Сократ, что я, выслушивая E. произносимые тобою вопросы, часто принимался рассматривать это; только и сам себя не могу убедить, что говорю что-то удовлетворительное, и от других не слышу такого ответа, какого ты требуешь, хотя и не думаю отстать от попытки.

Сокр. Потому что испытываешь боли, любезный Теэтет, как беременный, а не праздный.

Теэт. Не знаю, Сократ; говорю именно то, что чувствую.

Сокр. Эх, чудак! ты не слышал, что я сын 149. благородной и строгой[1] повивальной бабки Фенареты?

Теэт. Это-то уже слышал.

Сокр. А слышал ли, что и я занимаюсь тем же самым искусством?

Теэт. Вовсе нет.

Сокр. Знай же хорошо, что так; только не оговори меня пред другими. От иных я таюсь, друг мой, что владею таким искусством, — и они, по незнанию, не говорят

——————

  1. Благородной и строгой повивальной бабки, μαίας μάλα γενναίας τε καὶ βλοσυρᾶς. Филологи затрудняются здесь словом βλοσυρὸς, которое означает человека и жестокого или строгого, и такого, который возбуждает уважение к себе. Говорят, что Сократ, как добрый сын, не мог приложить к матери такого оскорбительного эпитета. В худую также сторону принимал это слово Атеней и порицал за него Платона (V, p. 343, ed. Schw.). Но под именем βλοσυρᾶς τῆς μαίας Сократ, конечно, разумел женщину строгую, которая самою строгостию возбуждала к себе уважение.