Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 5, 1879.pdf/347

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
340
ТЕЭТЕТЪ.


D.Теэт. Какъ ты говоришь это, Сократъ?

Сокр. Я скажу тебѣ очень не малозначительное слово: что нѣтъ ничего одного самого по себѣ, что не назвать тебѣ правильно никакого качества вещи, но что̀ назовешь ты великимъ, то покажется малымъ, что̀ — тяжелымъ, то — легкимъ, и все такимъ же образомъ; такъ что нѣтъ ничего одного, ни по бытію, ни по качествамъ: все, чему неправильно приписываемъ мы понятіе бытія, происходитъ отъ стремленія, движенія и взаимнаго смѣшенія вещей; ибо ничто никогда не существуетъ, но все бываетъ. И въ этомъ, E. кромѣ Парменида, сходились всѣ по порядку[1] мудрецы: Протагоръ, Гераклитъ, Эмпедоклъ, и главы поэтовъ во всякомъ родѣ: въ комедіи Эпихармъ, въ трагедіи Омиръ, — который, сказавъ:

Видѣть безсмертныхъ отца Океана и матерь Теѳису,

прибавляетъ, что все есть порожденіе теченія и движенія. Или онъ, кажется тебѣ, не это говоритъ?

Теэт. Мнѣ кажется, это.

  1. Парменидъ, какъ извѣстно, почиталъ истиннымъ цѣлое сущее, вѣчное и, имѣя его въ виду, къ нему относилъ всякое свое разсужденіе (Karsten. De Parmenide p. 178 sqq). Отъ его мнѣнія далеко отступили физики, которые старались все объяснить непрестанною измѣняемостію вещей, а сужденіе объ истинѣ совершенно отвергли. Изъ нихъ особенно стоитъ упоминанія Гераклитъ, учившій, πάντα ῥεῖν ποταμοῦ δίκην (Diog. Laërt. IX, 8. Sext. Emp. Hypot. III, 115 al.) Ему слѣдовалъ и Протагоръ, отчего Сократъ и говоритъ: Πρωταγόρας τε καὶ Ἡράκλειτος. Обоихъ ихъ соединяетъ и Аристотель (Metaph. III, in). Въ сопутники ему прибавляется и Эмпедоклъ, который матерію вещей составлялъ изъ земли, воды, воздуха и огня, и причинами надъ ними поставлялъ дружбу и вражду; поэтому въ основаніе всякаго рожденія необходимо долженъ былъ положить также движеніе (Sext. Emp. Adv. mathem. VII, 115 sqq.; IX, 10; X, 317). Кромѣ этихъ упоминается еще Эпихармъ, древнѣйшій комическій поэтъ и философъ, по мнѣнію котораго вещи такъ измѣнчивы, что бывшее вчера нынѣ уже не существуетъ. De Epicharmo comoediarum seriptore, Theocrit. Epigr. 17, I: ἃτε φωνὰ Δώριος, Χωνὴρ ὁ τὰν κωμωδίαν εὑρὼν Ἐπίχαρμος. Themist. Or. XIX, p. 486: ἐπεὶ καὶ κωμωδία τὸ παλαιὸν ἤρξατω μὲν ἐκ Σικελίας, ἐκεῖθεν γὰρ ἤστην Ἐπίχαρμός τε καὶ Φόρμος. κάλλιον δὲ Αθήναζε συνηυξήθη. Къ этимъ присоединяется и Омиръ, котораго приведенный здѣсь стихъ взятъ изъ Иліады, XIV, 201, 302. Причину, по которой Платонъ называетъ его отцемъ трагедіи, см. Rep. X, p. 595 B и 598 D.
Тот же текст в современной орфографии


D.Теэт. Как ты говоришь это, Сократ?

Сокр. Я скажу тебе очень не малозначительное слово: что нет ничего одного самого по себе, что не назвать тебе правильно никакого качества вещи, но что̀ назовешь ты великим, то покажется малым, что̀ — тяжелым, то — легким, и всё таким же образом; так что нет ничего одного, ни по бытию, ни по качествам: всё, чему неправильно приписываем мы понятие бытия, происходит от стремления, движения и взаимного смешения вещей; ибо ничто никогда не существует, но всё бывает. И в этом, E. кроме Парменида, сходились все по порядку[1] мудрецы: Протагор, Гераклит, Эмпедокл, и главы поэтов во всяком роде: в комедии Эпихарм, в трагедии Омир, — который, сказав:

Видеть бессмертных отца Океана и матерь Тефису,

прибавляет, что всё есть порождение течения и движения. Или он, кажется тебе, не это говорит?

Теэт. Мне кажется, это.

——————

  1. Парменид, как известно, почитал истинным целое сущее, вечное и, имея его в виду, к нему относил всякое свое рассуждение (Karsten. De Parmenide p. 178 sqq). От его мнения далеко отступили физики, которые старались всё объяснить непрестанною изменяемостию вещей, а суждение об истине совершенно отвергли. Из них особенно стоит упоминания Гераклит, учивший, πάντα ῥεῖν ποταμοῦ δίκην (Diog. Laërt. IX, 8. Sext. Emp. Hypot. III, 115 al.) Ему следовал и Протагор, отчего Сократ и говорит: Πρωταγόρας τε καὶ Ἡράκλειτος. Обоих их соединяет и Аристотель (Metaph. III, in). В сопутники ему прибавляется и Эмпедокл, который материю вещей составлял из земли, воды, воздуха и огня, и причинами над ними поставлял дружбу и вражду; поэтому в основание всякого рождения необходимо должен был положить также движение (Sext. Emp. Adv. mathem. VII, 115 sqq.; IX, 10; X, 317). Кроме этих упоминается еще Эпихарм, древнейший комический поэт и философ, по мнению которого вещи так изменчивы, что бывшее вчера ныне уже не существует. De Epicharmo comoediarum seriptore, Theocrit. Epigr. 17, I: ἃτε φωνὰ Δώριος, Χωνὴρ ὁ τὰν κωμωδίαν εὑρὼν Ἐπίχαρμος. Themist. Or. XIX, p. 486: ἐπεὶ καὶ κωμωδία τὸ παλαιὸν ἤρξατω μὲν ἐκ Σικελίας, ἐκεῖθεν γὰρ ἤστην Ἐπίχαρμός τε καὶ Φόρμος. κάλλιον δὲ Αθήναζε συνηυξήθη. К этим присоединяется и Омир, которого приведенный здесь стих взят из Илиады, XIV, 201, 302. Причину, по которой Платон называет его отцом трагедии, см. Rep. X, p. 595 B и 598 D.