Страница:Сумароков. ПСС 1787. Часть 8.djvu/53

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Тревога больше чувствъ ни чьихъ уже не тронетъ:
Едина Делія, едина только стонетъ.
А стоня говоритъ: затьмись противный свѣтъ!
Къ чему ты мнѣ уже, когда Аминта нѣтъ!
Когда клянясь тобой Аминтъ перемѣнился!
10 Покинулъ онъ меня, покинулъ и женился.
Гдѣ дѣлись клятвы тѣ! гдѣ дѣлась та любовь,
Которая мою зажгла взаимно кровь!
О рощи, о луга, о рѣки, долы, горы!
Вы часто слышали тѣ съ клятвой разговоры,
15 Которыми меня обманывалъ мой льстецъ:
Ни какъ не льзя войти во внутренню сердецъ.
Розъ сѣмя въ лютый часъ садовникъ зарываетъ,
Котораго цвѣтникъ рѣпейникъ покрываетъ:
Почто плодомъ любви прельщался ты мой взглядъ?
20 Рябина родилась, посѣянъ виноградъ.
Стѣни, стѣни со мной на паствѣ ехо нынѣ,
И разноси мой гласъ плачевный по пустынѣ:
Трони стѣнаніемъ дубровы ты сіи,
И воздыханіемъ въ источникахъ струи!
25 А вы, о вѣтры, симъ невѣрнова троните,
И въ обличеніе ему напомяните,
Что нѣтъ подобія жестокости ево,
И нѣтъ подобія мученья моево:
Не столько золъ Борей когда реветь дерзаетъ,
30 Не столько жестокъ волкъ какъ овцу онъ терзаетъ,
Каковъ ко мнѣ Аминтъ за вѣрность нынѣ лютъ;
Не помнитъ болѣе прошедшихъ тѣхъ минутъ,
Которыя ево доволя сей страною,
Всякъ день и всякой часъ увеселяли мною.
35 Извѣстно симъ рѣкамъ, горамъ, долинѣ сей,
О нѣжности къ нему и вѣрности моей:

Тот же текст в современной орфографии

Тревога больше чувств ничьих уже не тронет:
Едина Делия, едина только стонет.
А стоня говорит: затьмись противный свет!
К чему ты мне уже, когда Аминта нет!
Когда клянясь тобой Аминт переменился!
10 Покинул он меня, покинул и женился.
Где делись клятвы те! где делась та любовь,
Которая мою зажгла взаимно кровь!
О рощи, о луга, о реки, долы, горы!
Вы часто слышали те с клятвой разговоры,
15 Которыми меня обманывал мой льстец:
Никак нельзя войти во внутренню сердец.
Роз семя в лютый час садовник зарывает,
Которого цветник репейник покрывает:
Почто плодом любви прельщался ты мой взгляд?
20 Рябина родилась, посеян виноград.
Стени, стени со мной на пастве ехо ныне,
И разноси мой глас плачевный по пустыне:
Трони стенанием дубровы ты сии,
И воздыханием в источниках струи!
25 А вы, о ветры, сим невернова троните,
И в обличение ему напомяните,
Что нет подобия жестокости ево,
И нет подобия мученья моево:
Не столько зол Борей когда реветь дерзает,
30 Не столько жесток волк как овцу он терзает,
Каков ко мне Аминт за верность ныне лют;
Не помнит более прошедших тех минут,
Которые ево доволя сей страною,
Всяк день и всякой час увеселяли мною.
35 Известно сим рекам, горам, долине сей,
О нежности к нему и верности моей: