Страница:Фет, Афанасий Афанасьевич. Ранние годы моей жизни.djvu/401

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
  
— 391 —

бросить табакерку, но не выдерживалъ характера. На этотъ разъ ударъ со всего размаха объ земь хотя и на немощеной улицѣ, расплющивъ рукоятку палаша, разбилъ на мелкіе куски и мою табакерку. Я понялъ, что сама судьба не велитъ мнѣ нюхать и бросилъ эту неопрятную привычку.

Между тѣмъ подошла весенняя елизаветградская ярмарка, отличавшаяся большимъ пригономъ скота и лошадей. Вывелъ и я своихъ гнѣдыхъ и, помнится, продалъ ихъ не съ убыткомъ. Къ ярмаркѣ появились и Бржесскіе, такъ какъ и съ ихъ верховаго завода было приведено нѣсколько лошадей на продажу.

Не желая оставаться безъ лошадей, я присмотрѣлъ пару караковыхъ, вершка по три, и не довѣряя собственному знанію, просилъ Бржесскаго взглянуть на мою покупку. Ал. Ѳед. остался доволенъ моимъ выборомъ и сказалъ, что лошади недороги и мнѣ послужатъ.

Дѣйствительное не всегда вѣроятно. Справедливость этого изреченія еще разъ подтвердилась при постройкѣ дворца въ Елизаветградѣ, о которой я уже говорилъ раньше. На этомъ громадномъ сооруженіи, требовавшемъ нѣсколько разъ новыхъ ассигновокъ со стороны казны, не взирая на возведеніе его домашними средствами поселенія, сосредоточены были всѣ заботы неутомимаго начальника штаба В. О. Фонъ-деръ-Лауница. Главнымъ строителемъ былъ надворный совѣтникъ штатскій инженеръ Шохинъ, и кромѣ того для наблюденія за работами прибылъ изъ Петербурга полковникъ Мельцеръ, о которомъ я уже говорилъ.

Свѣтлорусаго Шохина, человѣка среднихъ лѣтъ, обязательно появлявшагося при нашихъ офиціальныхъ представленіяхъ у начальника штаба и у корпуснаго командира, — я не могъ не знать, хотя на квартирѣ у него ни разу не былъ. А небольшая бѣлокурая съ рыжеватымъ отливомъ жена его весьма рѣдко появлялась на балахъ въ собраніи.

Помнится, зданіе было возведено въ три этажа. И такъ какъ матеріалъ подавался на постройку со всѣхъ концевъ по лѣсамъ, прилаженнымъ въ обширныя окна, — понятно, что всѣ ревизоры, въ томъ числѣ и начальникъ штаба, входили въ зданіе по лѣсамъ. Но кто повѣритъ, что однажды при