Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/20

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

ко же разъ должны обитатели другихъ планетъ разниться отъ обитателей луны и другихъ планетъ!“

Джонъ Гершель писалъ:

„Для какой дѣлисозданы звѣзды и разсѣяны такія дивныя небесныя тѣла по безпредѣльному пространству? Конечно, не для того, чтобы освѣщать землю ночью, потому что для этой цѣли несравненно полезнѣе была бы вторая луна, хотя бы и въ тысячу разъ меньшаго размѣра, чѣмъ наша луна; и не для того, чтобы служить блестящей декораціей, безъ смысла и толка, чтобы возбуждать въ насъ безплодныя догадки и неразрѣшимые вопросы. Правда, эти звѣзды являются для человѣка своего рода постоянными точками, на которыя онъ можетъ ссылаться при всякомъ удобномъ случаѣ, но надо почти совсѣмъ не знать астрономіи, чтобы полагать, что человѣкъ представляетъ собою единственную, конечную цѣль творчества, и чтобы не понять, что въ дивной, окружающей насъ вселенной есть и другіе міры, съ живыми населяющими ихъ существами.

Этотъ историческій очеркъ подготовилъ насъ къ добросовѣстному, тщательному разсмотрѣнію нашего ученія и въ то же время неоспоримо доказалъ, что во всѣ времена наиболѣе выдающіеся люди, изучавшіе природу и мыслившіе о вселенной, признавали, что нелѣпо полагать, будто поразительно богатая плодородность природы проявляется исключительно на нашей землѣ. Если по достоинству оцѣнить значеніе приведенныхъ нами авторитетовъ и: считать, что общность сужденій служитъ достаточнымъ историческимъ основаніемъ, то окажется, что защищаемое нами ученіе покоится на непоколебимомъ фундаментѣ; въ теченіе долгаго времени такимъ историческимъ фундаментомъ довольствовались въ области физики, астрономіи и философіи, да и теперь еще значительная часть нашихъ основаній покоится на этомъ основаніи. Но мы отлично понимаемъ, что, какъ при гипотетическихъ ученіяхъ[1], такъ и при точныхъ, опытныхъ наукахъ, за ихъ правдивость не можетъ ручаться ни массовое ими увлеченіе ни самые авторитетные отзывы и мнѣнія; въ такихъ случаяхъ необходимо прибѣгнуть къ строгому анализу разума, или же довѣриться явной очевидности или непреложности философскаго вывода. Поэтому изъ всего сказаннаго мы выводимъ лишь одно заключеніе: Изученіе природы рождаетъ и укрѣпляетъ въ человѣкѣ вѣру въ многочисленность обитаемыхъ міровъ.

Уйгенсъ писалъ болѣе полутораста лѣтъ тому назадъ.

„Люди, не знакомые съ геометріей и математикой, будутъ считать наши намѣренія смѣшнымъ проявленіемъ тщеславія; съ ихъ точки зрѣнія совершенно невѣроятно, чтобы мы могли опредѣлять размѣры звѣздъ, ихъ разстоянія отъ земли и т. д. Имъ придется отвѣтить, что они судили бы совсѣмъ по иному, если бы они во-вромя ознакомились съ упомянутыми науками и занялись изученіемъ законовъ природы. Правда, многіе были лишены возможности посвятить себя изученію этихъ наукъ, изъ-за того, что у нихъ для этого не было надлежащихъ способностей, или не оказалось времени, подходящаго случая… Впрочемъ, это безразлично; мы ихъ за это не осуждаемъ, но если они полагаютъ себя въ правѣ осуждать насъ за то, что мы производимъ наши изслѣдованія съ такой точностью и добросовѣстностью, то мы передаемъ наше дѣло на судъ болѣе свѣдущихъ судей“.

Съ этими же словами мы теперь обращаемся ко всѣмъ тѣмъ людямъ, которые почему-то считаютъ своимъ долгомъ отрицательно относиться ко всякому изслѣдованію, которое имъ кажется новымъ и непонятнымъ. И если намъ возразятъ, что мы своими изслѣдованіями пытаемся проникнуть въ области, самимъ Богомъ скрытыя отъ насъ за покровомъ тайны, которую Онъ не захотѣлъ намъ открыть, то мы сошлемся на побѣдоносную исторію наукъ. И если намъ скажутъ, что мы свои усилія тратимъ на безполезное дѣло, то мы спросимъ: кто болѣе способенъ оцѣнить и понять хорошія и дурныя стороны своего отечества — тотъ ли, кто много путешествовалъ и можетъ сравнить отечество съ другими изученными имъ странами и народами, или же тотъ, кто безвыѣздно дремлетъ въ своемъ родномъ городѣ? Что лучше — прозябать въ невѣдѣніи, или же стараться рѣшить жгучій вопросъ, что такое наша земля, и что такое мы сами?

Теперь мы можемъ перейти къ разсмотрѣнію одного изъ наиболѣе интересныхъ и важныхъ вопросовъ общей философіи и взвѣсить его во всѣхъ отношеніяхъ, чтобы отъ колебанія предположеній перейти къ твердой почвѣ убѣжденій; мы можемъ изложить основанія, на которыхъ мы построили свои убѣжденія, опираясь при этомъ лишь на фактическія научныя данныя; наконецъ мы можемъ свергнуть то старое, ни на чемъ не основанное тщеславіе человѣческаго духа, которое незаслуженно надѣло корону творчества на нашу голову; мы предпочтемъ выяснить свое ничтожество, чтобы тѣмъ полнѣе насладиться блескомъ величія вселенной, чѣмъ чувствовать себя жалкими пигмеями около безподобнаго великана, называемаго Творческой силой.

  1. Ученіе гипотетическое означаетъ ученіе, основанное не на опытахъ или не подлежащихъ сомнѣнію наблюденіяхъ, а на гипотезахъ, т.-е. болѣе или менѣе вѣроятныхъ предположеніяхъ. Переводч.