Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/31

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

тамъ нашей солнечной системы, такъ какъ эти заключенія доказываютъ, что всѣ планеты одинаковаго происхожденія съ землей. Теплота поверхности планеты зависитъ, главнымъ образомъ, отъ разстоянія между данной планетой и солнцемъ.

Но, признавая за вліяніемъ солнечныхъ лучей первенствующее значеніе, мы не должны забывать о томъ, что, строго судя, наши выводы вполнѣ примѣнимы только къ земному шару, который мы при нашихъ изслѣдованіяхъ невольно воображаемъ себѣ на мѣстѣ однородныхъ съ нимъ другихъ планетъ. Вполнѣ возможно, что у нѣкоторыхъ планетъ внутренняя теплота продолжаетъ оказывать могучее вліяніе на развитіе органической жизни на ихъ поверхности, что многія изъ нихъ пока еще находятся въ начальной полосѣ развитія, въ которой человѣкъ не можетъ существовать. Для того, чтобы опредѣленно рѣшить вопросъ о температурахъ на планетахъ, намъ необходимо обладать знаніями, которыя до сихъ поръ для насъ не доступны и, вѣроятно, еще долго не будутъ доступны. Такъ, напримѣръ, мы должны знать степень теплопроводности, плотность, химическій составъ и физическія свойства атмосферъ, окружающихъ отдѣльныя планеты, потому что атмосфера, какъ извѣстно, играетъ роль своего рода большого оранжерейнаго окна, пропускающаго большее или меньшее количества солнечныхъ лучей и болѣе или менѣе препятствующаго охлажденію вслѣдствіе теплового излученія. Если соотвѣтственныя свойства атмосферъ приспособлены къ тѣмъ или инымъ разстояніямъ планетъ отъ солнца, то вполнѣ возможно, что, независимо отъ этихъ разстояній, всюду установлена одинаковая средняя температура. Кромѣ того, намъ необходимо знать: элементы, входящія въ составъ планетнаго тѣла, такъ какъ далеко не всѣ элементы обладаютъ достаточной теплопроводностью; расположеніе горныхъ хребтовъ и большихъ водоемовъ, вообще всѣхъ тѣхъ особенностей поверхности, которыя могутъ такъ или иначе вліять на воспріятіе или обратное излученіе тепла; общую окраску и ея измѣненія въ различныхъ мѣстахъ поверхности; обычную степень сухости или сырости почвы и быстроту испаренія жидкостей; высоту горъ; распредѣленіе на планетѣ тепла и влажности; магнетическія и электрическія условія; наконецъ, температуру тѣхъ областей вселенной, въ которыхъ вращаются данныя планеты. Кромѣ того, мы должны ознакомиться съ тысячами факторовъ, оказывающихъ тоже свою долю вліянія, — факторовъ, о которыхъ мы пока не имѣемъ никакого понятія, потому что мы о всей вселенной судимъ по земнымъ явленіямъ, ибо мы не можемъ представить себѣ что-либо, не подходящее подъ наши понятія. Для насъ пока будетъ вполнѣ достаточно, если мы убѣдимся въ томъ, что совершенно голословны утвержденія, будто планеты необитаемы потому, что, въ зависимости отъ ихъ разстоянія отъ солнца, живыя существа должны на нихъ или сгорѣть или замерзнуть; эти утвержденія не выдерживаютъ критики уже потому, что они выражаютъ сомнѣніе во всемогуществѣ природы[1]; будетъ достаточно, если мы допустимъ, что всемогущая природа можетъ создать на планетахъ условія, благопріятныя для существованія человѣкоподобныхъ организмовъ, или же что она можетъ населить планеты организмами, приспособленными къ даннымъ условіямъ, и если мы убѣдимся въ томъ, что съ этой, новой для насъ, точки зрѣнія земля ровно ничѣмъ не отличается отъ другихъ планетъ.

Теперь перейдемъ къ изслѣдованію другихъ частей нашего общаго вопроса. Обратимся къ спутникамъ планетъ, къ ихъ лунамъ. Луна, вращающаяся вокругъ своей планеты, предназначена не только для освѣщенія ночью; она вызываетъ приливы и отливы въ океанахъ, она вліяетъ на движеніе атмосферы и вообще вызываетъ многія метеорологическія явленія, словомъ, луна имѣетъ для жизни планеты видное значеніе. И вотъ мы видимъ, что у другихъ планетъ есть до восьми лунъ, такъ что и въ этомъ отношеніи земля занимаетъ далеко не первое мѣсто среди планетъ. Есть особые защитники „конечныхъ цѣлей“, которые, вполнѣ основательно любуясь луной, обливающей землю своимъ мягкимъ свѣтомъ, совершенно неосновательно утверждаютъ, будто луны были бы безполезны, если бы онѣ не обслуживали планетъ, будто это обслуживаніе является единственной и конечной цѣлью ихъ существованія. Этимъ защитникамъ мы возразимъ, что ихъ доводы легко и съ успѣхомъ можно обратить противъ нихъ самихъ. Въ самомъ дѣлѣ, вѣдь обитатели этихъ маленькихъ міровъ, стоя на такой точкѣ зрѣнія цѣлесообразности, очевидно, имѣли бы значительно больше правъ считать, что именно они занимаютъ среди вселенной первенствующее положеніе, и утверждать, что земля и другія планеты, шлющія имъ такую массу свѣта, созданы исключительно для того, чтобы освѣщать ихъ длинныя ночи; и это утвержденіе было бы тѣмъ болѣе логично и послѣдовательно, что планеты отражаютъ свѣтъ большей поверх-

  1. Для того, чтобы слово природа, которое встрѣчается въ этой книгѣ довольно часто, не было истолковано ложно, мы считаемъ нужнымъ объяснить, что подъ природой мы понимаемъ совокупность всего существующаго и законы, которые всѣмъ управляютъ; природа въ нашихъ глазахъ является выразительницей Божественной воли (см. нашу книгу „Богъ въ природѣ“).