Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/33

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

ного самомнѣніемъ предположеніе, будто обслуживаніе насъ, обитателей земли, является конечной цѣлью созданія луны; будто это небесное тѣло, обладающее многими своеобразными жизненными условіями, съ самаго момента своего возникновенія обречено на безпрерывное оскудѣніе и на вѣчную смерть.

Разъ мы заговорили о „конечныхъ цѣляхъ“, примѣнительно къ обитаемости планетныхъ спутниковъ, то будетъ вполнѣ естественно перейти къ вопросу объ обитаемости солнца, кометъ и вообще небесныхъ тѣлъ, созданныхъ, очевидно, для самостоятельнаго существованія, а не ради интересовъ другихъ міровъ. Солнце, богатѣйшій источникъ свѣта и жизни, который на другихъ небесныхъ тѣлахъ поддерживаетъ существованіе безконечно разнообразныхъ организмовъ; солнце, въ которомъ находится центръ могущества; солнце, которое руководитъ правильностью и гарантіей движенія планетъ, это солнце (мы смѣло утверждаемъ это) главнымъ образомъ предназначено для того, чтобы поддерживать стройность своей планетной системы среди безпредѣльности вселенной. Но если мы примемъ во вниманіе, что природа, проявляя свои творческія силы, обыкновенно не ограничивается единичнымъ созданіемъ; что ея могучее творчество всегда стремится возможно полнѣе использовать свои силы, примѣняя послѣднія, часто тамъ, гдѣ мы меньше всего ожидаемъ ихъ присутствія или результата ихъ воздѣйствія, если мы примемъ все это во вниманіе, то мы должны будемъ согласиться съ тѣмъ, что на ряду съ наглядной и необходимой для насъ пользой солнца, какъ руководителя и жизненнаго источника для всѣхъ міровъ, можетъ существовать и другое, несравненно болѣе важное его назначеніе, какъ арены жизни высоко развитыхъ существъ, населяющихъ этотъ дивно богатый міръ, не вѣдающій ни ночи ни зимы, — этотъ міръ, затмевающій своимъ блескомъ всѣ другіе міры; этотъ міръ, въ которомъ, быть-можетъ, сосредоточены неисчерпаемыя, невѣроятныя сокровища, когда-либо созданныя природой. Во всѣхъ проявленіяхъ творческаго духа видно соединеніе наиболѣе практическаго успѣха съ идеальной цѣлью конечнаго совершенства. Однако мы спѣшимъ заявить, что всѣ эти разсужденія представляютъ собою лишь мало обоснованныя предположенія, которыя, правда, дѣйствуютъ на воображеніе, но въ то же время даютъ мало пищи разуму, мало имѣютъ общаго съ тѣми данными, на которыхъ основано ученіе о многочисленности обитаемыхъ міровъ. Попытка найти научное рѣшеніе для вопроса о томъ, обитаемо ли солнце, была бы явной нелѣпостью, при современномъ положеніи науки. Нэйтъ, написавшій книгу, въ которой онъ всѣ явленія природы объяснялъ притягательными и отталкивающими силами; докторъ Элліотъ, утверждавшій, что солнне обитаемо, и оправданный судомъ только потому, что его признали сумасшедшимъ; В. Гершель, который черезъ восемь лѣтъ воспринялъ ту же мысль объ обитаемости солнца; Боде, нарисовавшій картину блаженства солнечныхъ жителей, и многіе другіе естествоиспытатели и астрономы девятнадцатаго вѣка, между ними Гумбольдтъ и Араго, серьезно вѣрили въ обитаемость солнца и создали теорію его физическаго строенія, при которомъ на немъ возможна органическая жизнь. Другіе шли еще дальше. Они не только утверждали, что солнце обитаемо, но еще добавляли, что оно представляетъ собою мѣсто наслажденій и исключительнаго долголѣтія, что на немъ, какъ на самомъ вліятельномъ небесномъ тѣлѣ нашей системы, существуютъ наиболѣе совершенныя жизненныя условія, ибо оно руководитъ жизнью другихъ планетъ, оно снабжаетъ ихъ своими живительными тепловыми и свѣтовыми лучами. Но тотъ, кто увлекается произвольными предположеніями объ обитаемости и обитателяхъ солнца, невольно съ первыхъ же шаговъ погружается въ болото заблужденій. Мы уже упоминали о томъ, что новѣйшія данныя, добытыя наукой въ области физической астрономіи, противорѣчатъ установившемуся послѣ Гершеля взгляду на физическое строеніе солнца; эти данныя не позволяютъ намъ предполагать, что обитаемость солнца похожа на обитаемость другихъ планетъ, но наводятъ на мысль, что солнце, если оно обитаемо, должно во всѣхъ отношеніяхъ разниться отъ другихъ тѣлъ своей системы. Однако это еще не даетъ намъ права заключать, что на солнцѣ могутъ жить лишь существа, которыя какъ по своему физическому строенію, такъ и вообще, во всѣхъ отношеніяхъ, совершенно не похожи на обитателей другихъ планетъ.

Но есть и такія небесныя тѣла, которыя, очевидно, не предназначены для органической жизни, потому что ихъ космическое состояніе явно противорѣчитъ всѣмъ жизненнымъ явленіямъ извѣстныхъ намъ существъ; изъ числа такихъ тѣлъ укажемъ на кометы, эти странные міры съ сверкающей главой и пламеннымъ хвостомъ, прежде вызывавшіе въ человѣкѣ чувство суевѣрнаго ужаса, а теперь лишь возбуждающіе его любопытство. Собственно говоря, въ нашемъ очеркѣ объ обитаемости вселенной совсѣмъ не слѣдовало бы упоминать о кометахъ. Ихъ происхожденіе, строеніе, роль, которую онѣ играютъ въ солнечной системѣ, и ихъ конечная цѣль, все это для насъ одинаково неизвѣстно. Мы видимъ, какъ эти таинственныя