Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/49

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

прикоснулся губами къ кубку философіи, она уводитъ отъ Бога, но того, кто проникъ въ самую сущность духа, философія возвращаетъ къ Богу. Но никогда ни одна наука но будетъ въ состояніи дать человѣку возможность проникнуть въ сущность несозданнаго. Онъ есть абсолютное, а мы знаемъ и можемъ знать только относительное. Наша мысль требуетъ начальной причины и конечной цѣли для всего созданнаго.

Матеріалисты не ищутъ начальной причины, т.‑е. они не могутъ себѣ представить, чтобы когда-нибудь міръ не существовалъ, такъ какъ имъ непонято то ничто, которое предшествовало созданію міра, и съ своей точки зрѣнія они заключаютъ, что у міра нѣтъ опредѣленной начальной причины. Матеріалисты не ищутъ конечной цѣли, такъ какъ, по ихъ мнѣнію, цѣлесообразность здѣсь слишкомъ таинственна и ведетъ людей къ заблужденію. Но что называютъ цѣлесообразностью они, и что подъ этимъ словомъ разумѣемъ мы? Неужели они серьезно думаютъ, что люди своимъ жалкимъ мозгомъ могутъ познать дѣйствительную конечную цѣль всего существующаго, и неужели они думаютъ, что то, что люди считаютъ въ своемъ заблужденіи конечной цѣлью, есть въ самомъ дѣлѣ конечная цѣль всего созданнаго? Неужели они думаютъ, что люди, ничтожные атомы, могутъ постигнуть великій планъ безпредѣльности и заглянуть въ тайники всеобъемлющей природы? Люди выдумываютъ себѣ разныя системы и воображаютъ, что они этими игрушками могутъ изучить и объяснить дѣйствительный міровой порядокъ вещей. Они забываютъ о томъ, что человѣкъ, со всей его исторіей развитія, его знаніемъ и будущностью похожъ на стрекозу, летящую надъ безбрежнымъ океаномъ времени и пространства, и что для того, чтобы понять дѣйствительный порядокъ вещей, намъ надо было бы объять необъятное, окинуть взглядомъ всю вселенную.

Нѣтъ, истинная цѣлесообразность создана не человѣкомъ, и если мы во всемъ созданномъ видимъ однородныя указанія на опредѣленную цѣль, если мы признаемъ цѣлесообразность проявленія жизни и дѣятельности природы, то все это объясняется лишь тѣмъ, что въ дѣлахъ природы мы видимъ слѣды божественнаго плана. Мы изслѣдуемъ окружающія насъ формы бытія, которыя находятся въ тѣсномъ взаимоотношеніи другъ съ другомъ, мы находимъ, что все существующее, отъ камня до человѣка, дополняется взаимно, и эта взаимная связь проявляется и въ составныхъ частяхъ отдѣльнаго вида созданія, и притомъ въ такой формѣ, что изслѣдованіе развитія организмовъ, опредѣленіе дѣятельности отдѣльныхъ органовъ немыслимо безъ признанія цѣлесообразности. Если нѣкоторымъ людямъ угодно, чтобы такое положеніе вещей было создано матеріей, то мы ничего противъ этого не имѣемъ и даже еще добавимъ, что всякій другой міръ, такъ же, какъ земля, долженъ носить отпечатокъ взаимнаго дополненія, безъ котораго немыслимо никакое существованіе. Но надъ физическими силами, которыя такъ разумно и совершенно установили порядокъ вещей, мы видимъ Высшее Разумное Существо, которое руководитъ всѣми дѣйствіями этихъ чудесныхъ силъ.

Одна изъ современныхъ философскихъ школъ утверждаетъ, что упомянутыя нами однородныя указанія на опредѣленную цѣль вносятся въ созданныя формы лишь чрезъ посредство человѣческаго разума, который въ нихъ дивится своему собственному дѣлу. Намъ говорятъ, что природа есть лишь смѣсь матеріи, элементовъ съ слѣпыми силами, разнообразиыя соединенія которыхъ, правда, создаютъ различные виды, но которые не носятъ никакихъ отпечатковъ дѣятельности высшаго разумнаго существа. Намъ повторяютъ старую формулу, что „Богъ есть ненужная гипотеза, съ которой люди не знаютъ, что дѣлать“, намъ утверждаютъ, что всякая мысль о независимомъ отъ матеріальнаго міра разумѣ абсурдна, что подобныя хитроумныя разсужденія о цѣлесообразности въ природѣ надо предоставить мудрости школьныхъ учителей, которые могутъ продолжать эти наивныя изысканія передъ своими учениками и ученицами. И эта удивительно мудрая философская школа, основывающая свою болтовню на подобныхъ принципахъ, не понимаетъ, что она достигла послѣднихъ границъ безсмыслицы!

Намъ говорятъ, что природныя силы, свойственныя самой сущности матеріи, обезпечиваютъ міру жизнь и вѣчное существованіе; намъ говорятъ, что способность поддерживать современный порядокъ вещей или постепенно измѣнять его, свойственна этимъ природнымъ силамъ, что эти чудесныя силы способны продолжать дѣло созиданія безконечно. Какъ? Не измѣняясь? Пусть попробуютъ намъ доказать, что эти чудесныя силы и способности свойственны сущности матеріи, а не принадлежатъ высшему существу, которое, если бы оно захотѣло, могло разрушить все созданное и возвратить его въ состояніе хаоса. Пусть намъ докажутъ, что эта матерія, которую такъ чрезмѣрно превозносятъ, вполнѣ самостоятельна въ своемъ существованіи; становясь на научную почву, нельзя ограничиваться ни на чемъ не основанными утвержденіями, но надо точно доказать все сказанное съ такимъ авторитетнымъ видомъ. Пусть попробуютъ сдѣлать это!

Но допустимъ даже, что всѣ эти утвержденія справедливы, допустимъ, что управляющіе міромъ законы сами въ себѣ со-