Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/76

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

ничѣмъ еще не доказана, ибо до сихъ поръ еще ни одно наблюденіе не установило такого измѣненія развитія организмовъ, въ зависимости отъ разстоянія между данной планетой и солнцемъ: напротивъ того, скорѣе можно было бы предположить, что наиболѣе удаленныя отъ солнца планеты поставлены въ менѣе благопріятныя условія; что до нихъ отъ солнца доносится меньше тепла и свѣта, почему на нихъ должны царить холодъ и тьма; но, повторяемъ, у насъ нѣтъ никакихъ серьезныхъ данныхъ для того, чтобы опредѣленно стать на ту или иную точку зрѣнія. Не подлежитъ сомнѣнію то, что въ природѣ все совершается по одному общему плану; но выше, обсуждая вопросъ о цѣлесообразности, мы уже видѣли, что этотъ единый общій планъ недоступенъ пониманію человѣка, что природа стремится къ своимъ цѣлямъ сокровенными путями, которые, вѣроятно, останутся навсегда скрытыми отъ человѣка. Названные выше ученые поэтому не выдавали свои ученія за неопровержимую истину, а высказывали ихъ, какъ предположенія, какъ болѣе или менѣе вѣроятныя гипотезы. Слово природа выражаетъ непрерывную дѣятельность творческой силы или, выражаясь точнѣе, непрерывное осуществленіе Божественной воли; но природа не представляемъ собою нѣчто зависимое, дѣйствующее въ установленныхъ человѣкомъ узкихъ границахъ, подчиняющееся тѣмъ произвольнымъ, часто относящимся лишь къ одной какой-либо крошечной области, законамъ, которые мы иногда будто бы подслушиваемъ у природы. Дѣйствительно, природа, очевидно, не соблюдала ни одного изъ навязанныхъ ей нами правилъ, когда она распредѣляла свои дары между планетами, и отъ Меркурія до Нептуна существуетъ только одна градація, необходимо вытекающая изъ разности разстояній между отдѣльными планетами и солнцемъ. Какъ мы видѣли выше, не видно между планетами никакихъ особыхъ отличій, зависящихъ отъ ихъ величины, плотности, орбиты, или отъ количества ихъ спутниковъ. Общій видъ нашей солнечной системы не даетъ никакого повода къ предположенію существованія регулярной градаціи въ духовномъ и физическомъ развитіи обитателей планетъ, въ зависимости отъ разстоянія, отдѣляющаго послѣднія отъ солнца. Если же судить по нашимъ земнымъ условіямъ, то физіологическія науки насъ учатъ, что наибольшаго развитія, духовнаго и физическаго, должны достигнуть обитатели планетъ, достигшихъ наибольшаго совершенства, предоставляющихъ своимъ обитателямъ наиболѣе удобныя жизненныя условія, благопріятныя для ихъ развитія. Въ этомъ отношеніи Юпитеръ долженъ стоять значительно выше Урана и Сатурна, хотя онъ находится ближе къ солнцу, чѣмъ эти планеты. Но и это ученіе физіологіи нельзя принимать безусловно, такъ какъ его значеніе начинаетъ уменьшаться съ того мгновенія, когда мы признаемъ, что человѣческая жизнь на землѣ не представляетъ собою того образца, съ которымъ слѣдуетъ сравнивать жизнь, развивающуюся на всѣхъ другихъ планетахъ. Такъ какъ на другихъ планетахъ человѣчество по всему своему существу, по всѣмъ проявленіямъ своей жизни, по всему своему развитію, — словомъ, во всемъ, что касается его существованія, несомнѣнно, отличается отъ земного человѣка, то, очевидно, всѣ наши понятія объ обитателяхъ другихъ планетъ покоятся на ложныхъ основаніяхъ.

До сихъ поръ всякая попытка опредѣлить организацію обитателей другихъ планетъ кончалась тѣмъ, что ея авторъ впадалъ въ противорѣчія или просто дѣлался смѣшнымъ. Одни, какъ Корнелій, Агриппа и вообще предсказатели, руководились одними грезами и капризами своей необузданной фантазіи и создавали на поверхности планетъ особый родъ людей, похожихъ на фигуры древней миоологіи, какъ будто у творчества природы есть что-либо общее съ заблужденіями человѣческаго духа. Другіе, слѣдуя примѣру Вольфа, примѣняютъ всѣ жизненныя условія, существующія на различныхъ планетахъ, къ земному человѣку и воображаютъ, будто обитатели другихъ міровъ ничѣмъ не отличаются отъ насъ, жителей земли, и только слегка приспособились къ отдѣльнымъ особенностямъ своихъ планетъ. Это тоже противорѣчивъ понятію о могуществѣ природы, которая безъ всякаго труда создаетъ существа, вполнѣ отвѣчающія всѣмъ условіямъ даннаго времени, мѣста и т. д. Еще другіе, какъ докторъ Уивель, въ землѣ, несмотря на очевидно занимаемую ею низкую ступень, видятъ міръ, въ которомъ сочетались всѣ лучшія жизненныя условія, и не могутъ допустить, чтобы планеты были населены разумными существами; по ихъ мнѣнію, если другіе міры вообще обитаемы, то на нихъ могутъ жить лишь уродливыя и безполезныя существа, совершенно лишенныя разума, при чемъ авторы этихъ теорій руководствуются тѣмъ же ошибочнымъ взглядомъ, по которому жизненныя условія планетъ непремѣнно должны сравниваться съ жизненными условіями земли, и населеніе планетъ опредѣляется въ зависимости отъ результатовъ этого сравненія.

Дикимъ кошмаромъ кажутся намъ тѣ мрачныя мысли, которыя выражали наши предки по поводу тѣхъ планетъ, которыя имѣли несчастье почему-либо пріобрѣсти плохую репутацію у астрологовъ, предсказателей судьбы. Особенно приходи-