Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/84

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

существуютъ въ томъ или иномъ видѣ потому, что у нихъ есть то или иное опредѣленное назначеніе, откуда слѣдуетъ, что на другихъ мірахъ, гдѣ назначеніе этихъ органовъ иное, они сами должны отличаться инымъ стремленіемъ, тамъ же, гдѣ какой-либо изъ нашихъ органовъ совершенно безполезенъ, онъ, несомнѣнно, совершенно отсутствуетъ. Такимъ образомъ природа поступаетъ всюду, какъ у насъ на землѣ, такъ и на всякой другой планетѣ; такимъ образомъ она поступила бы въ томъ случаѣ, если бы въ жизненныхъ условіяхъ земли произошли какія-либо перемѣны, которыя сами по себѣ не были бы достаточно велики, чтобы сдѣлать землю совершенно необитаемой; такимъ образомъ природа поступала прежде, когда, въ давно минувшіе геологическіе періоды, подъ вліяніемъ измѣнившихся жизненныхъ условій, на поверхности земли одни виды обитателей смѣнялись другими; такимъ образомъ природа, вѣроятно, поступаетъ и теперь для поддержанія жизни на землѣ и на другихъ планетахъ[1].

Для того, чтобы серьезно говорить о населеніи планетъ, и чтобы имѣть возможность судить о тѣхъ формахъ, въ которыхъ на нихъ можетъ проявиться жизнь, необходимо, по крайней мѣрѣ, положить въ основаніе своихъ изслѣдованія одинъ общій, общепринятый, абсолютный принципъ. Пользуясь такимъ абсолютнымъ принципомъ, можно было бы въ опредѣленныхъ границахъ производить сравненія и дѣлать выводы. Но развѣ у насъ, въ области нашихъ знаній, есть что-либо абсолютное? Развѣ есть что-либо абсолютное въ природѣ вообще? Нѣтъ, абсолютнаго нѣтъ ничего! Вселенная раскинута въ пространствѣ. Что такое пространство? Безграничность, или, чтобы выражаться точнѣе и предупредить всякія толкованія, скажемъ: пространство есть безконечность. Такимъ образомъ, съ точки зрѣнія абсолютнаго, разстояніе отсюда до Рима представляетъ собою такое же пространство, какъ разстояніе отъ земли до Сиріуса, такъ какъ, въ сравненіи съ безконечностью и то и другое пространство представляютъ собою въ равной степени ничего незначащія величины. Если бы мы улетѣли съ земли со скоростью свѣтового луча и въ продолженіе десяти тысячъ лѣтъ неслись къ какой-либо точкѣ, то, достигнувъ этой точки, мы въ дѣйствительности не приблизились бы къ безконечности пространства ни на одинъ шагъ. Взглянемъ на абсолютность вселенной съ другой точки зрѣнія, съ точки зрѣнія времени: вселенная вѣчна, т.‑е. тоже безконечна. Слѣдовательно, сто тысячъ милліоновъ столѣтій имѣютъ въ сравненіи съ вѣчностью такое же значеніе, какъ наша секунда. Абсолютнаго въ природѣ нѣтъ ничего; все имѣетъ значеніе лишь какъ понятіе, тѣсно связанное съ другими понятіями, все относительно. Если бы, въ силу какого-либо событія, земной шаръ вдругъ уменьшился до размѣровъ обыкновеннаго бильярднаго шара, при чемъ все существующее на немъ тоже уменьшилось бы въ соотвѣтственной пропорціи, а также соотвѣтственно измѣнились бы и всѣ остальныя внѣшнія и внутреннія условія. Другими словами, если бы отношеніе между отдѣльными предметами и силами осталось прежнее; мы даже не могли бы замѣтить этой колоссальной перемѣны. Нашъ міръ былъ бы настолько малъ, что въ сравненіи съ нимъ міръ Гулливеровскихъ лилипутовъ былъ бы міромъ чудовищныхъ великановъ. Гигантскіе горные хребты Гималаевъ и Альповъ приняли бы размѣры песчинокъ; наши лѣса, парки, дома были бы меньше едва уловимыхъ для нашего глаза пылинокъ, а мы сами по своимъ размѣрамъ были бы значительно меньше тѣхъ крошечныхъ существъ, которыхъ мы теперь изучаемъ при помощи микроскопа. Всю нашу землю человѣкъ нормальнаго роста свободно могъ бы положить себѣ въ карманъ, рѣшительно все измѣнилось бы, но для насъ все осталось бы безъ всякой перемѣны: нашъ ростъ попрежпему равнялся бы шести земнымъ футамъ, такъ какъ діаметръ земли попрежнему равнялся бы 12.756.000 метрамъ, наши города, деревни, гавани, моря, корабли и т. д. остались бы для насъ тѣмъ же, что мы въ нихъ видимъ теперь, и такъ какъ вообще, относительно для насъ на землѣ все осталось бы попрежнему, то, какъ это ни кажется страннымъ съ перваго взгляда, мы совершенно не замѣтили бы происшедшей колоссальной перемѣны.

Тому, кто найдетъ эти мысли слишкомъ смѣлыми, мы отвѣтимъ, что онѣ, съ одной стороны, строго основаны на математикѣ, а съ другой — съ древнихъ временъ извѣстны философіи. По нашему мнѣнію, едва ли можно предположить, чтобы въ какомъ-либо уголкѣ пространства дѣйствительно существовалъ такой крошечный міръ: невѣроятно, чтобы при-

  1. Со времени перваго изданія этой книги (1862 г.) наша наука ушла далеко впередъ, главнымъ образомъ, благодаря успѣхамъ спектральнаго анализа планетъ и совершеннымъ оптическимъ приборамъ, съ одной стороны, а съ другой стороны, благодаря быстрому развитію органической химіи и общей физіологіи. Наша книга, посвященная изученію небесныхъ тѣлъ, имѣетъ цѣлью выяснить условія существованія живыхъ существъ на различныхъ планетахъ, и, если мы воздерживаемся отъ высказыванія предположеній относительно внѣшнихъ формъ этихъ обитателей, то мы рѣшаемся, по крайней мѣрѣ, выяснить, къ какимъ условіямъ имъ приходится примѣняться.