Страница:Франциск Скорина его переводы, печатные издания и язык.pdf/21

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

отсюда могъ отправиться въ Венецію вмѣстѣ съ послами, отправлявшимися по поводу Турецкой войны. Въ Венеціи Скорина могъ изготовить матрицы для своихъ буквъ, болѣе похожихъ на тѣ буквы, которыми въ XVI в. печатали свои книги въ Венеціи Сербы, чѣмъ на буквы русской церковной письменности. А такъ какъ польскій король Сигизмундъ I былъ опекуномъ молодого чешскаго короля Людвига, то Скорина, опираясь на права короля, и избралъ Прагу, какъ мѣсто, представлявшее для него болѣе безопасности и средствъ для изданія. Изъ Праги онъ могъ легко достать бумагу и граверовъ въ Нюрнбергѣ. Въ 1519 году въ Богеміи не захотѣли болѣе признавать права опеки польскаго короля — и Скорина долженъ былъ оставить Прагу и переѣхать въ Польшу. Библія Скорины распространилась преимущественно въ Литвѣ, Бѣлой и Червонной Россіи. Не распространилась ли она также и въ славянскихъ провинціяхъ, Венгріи? спрашиваетъ Добровскій. Предположенія Добровскаго, высказанныя имъ въ только-что разсмотрѣнной статьѣ, повторены были Вишневскимъ (Historya literat. polskiej, VIII, 476 с., со ссылкой на — "Slovanka"? см. дальше), въ "Encyklopedyja Powszechna" (1866, с. 546—8) и отсюда у Ригера: "Slovnik Naučny".

Въ 1814—15 г., въ изд. "Slovanka" (Prag, 1814, I, 153—156 с.) Добровскій возбудилъ вопросъ о числѣ книгъ ветхаго завѣта, переведенныхъ Скориною. Но при этомъ онъ высказалъ сомнѣніе въ томъ, что Скорина перевелъ всѣ книги ветхаго завѣта, безъ исключенія. Къ этому вопросу вызвало его открытіе въ Венгріи, въ Мункачѣ, экземпляра библейскихъ книгъ Скорины, между которыми двѣ книги — Іисуса Навина и Судей являлись впервые въ библіографической литературѣ того времени. Въ своемъ мѣстѣ мы укажемъ еще интересныя справки Добровскаго о книгахъ Скорины въ европейской литературѣ XVI вѣка.

Тот же текст в современной орфографии

отсюда мог отправиться в Венецию вместе с послами, отправлявшимися по поводу Турецкой войны. В Венеции Скорина мог изготовить матрицы для своих букв, более похожих на те буквы, которыми в XVI в. печатали свои книги в Венеции Сербы, чем на буквы русской церковной письменности. А так как польский король Сигизмунд I был опекуном молодого чешского короля Людвига, то Скорина, опираясь на права короля, и избрал Прагу, как место, представлявшее для него более безопасности и средств для издания. Из Праги он мог легко достать бумагу и граверов в Нюрнберге. В 1519 году в Богемии не захотели более признавать права опеки польского короля — и Скорина должен был оставить Прагу и переехать в Польшу. Библия Скорины распространилась преимущественно в Литве, Белой и Червонной России. Не распространилась ли она также и в славянских провинциях, Венгрии? спрашивает Добровский. Предположения Добровского, высказанные им в только что рассмотренной статье, повторены были Вишневским (Historya literat. polskiej, VIII, 476 с., со ссылкой на — "Slovanka"? см. дальше), в "Encyklopedyja Powszechna" (1866, с. 546—8) и отсюда у Ригера: "Slovnik Naučny".

В 1814—15 г., в изд. "Slovanka" (Prag, 1814, I, 153—156 с.) Добровский возбудил вопрос о числе книг ветхого завета, переведенных Скориною. Но при этом он высказал сомнение в том, что Скорина перевел все книги ветхого завета, без исключения. К этому вопросу вызвало его открытие в Венгрии, в Мункаче, экземпляра библейских книг Скорины, между которыми две книги — Иисуса Навина и Судей являлись впервые в библиографической литературе того времени. В своем месте мы укажем еще интересные справки Добровского о книгах Скорины в европейской литературе XVI века.