Страница:Чюмина Стихотворения 1884-1888.pdf/98

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена


 



Святая Со̀фія! отъ этихъ гордыхъ словъ
Какъ бились радостно сердца твоихъ сыновъ!
А мы, внимая имъ съ улыбкой сожалѣнья,
10 Читаемъ лишь однѣ страницы разрушенья
Когда-то гордыхъ стѣнъ и башенъ боевыхъ—
Величья прежняго свидѣтелей нѣмыхъ…

Да, грозенъ былъ, кровавъ печальный твой конецъ,
Разрозненныхъ славянъ надежда и боецъ;
15 Не могъ ты отстоять наслѣдье Ярослава,
Померкнула въ бояхъ испытанная слава,
Ты ихъ не пережилъ, замолкъ… и навсегда
Затмилась вольности блестящая звѣзда!

Замолкнулъ громкій звонъ на башнѣ вѣчевой,
20 Народа гордый кличъ не слышенъ боевой,—
И молча ты стоишь, какъ памятникъ унылый,
Надъ этой славною безвременной могилой.
И только Волховъ, твой старѣйшій, лучшій сынъ,
Къ тебѣ по прежнему ласкается одинъ…

Тот же текст в современной орфографии

Святая Со́фия! от этих гордых слов
Как бились радостно сердца твоих сынов!
А мы, внимая им с улыбкой сожаленья,
10 Читаем лишь одни страницы разрушенья
Когда-то гордых стен и башен боевых —
Величья прежнего свидетелей немых…

Да, грозен был, кровав печальный твой конец,
Разрозненных славян надежда и боец;
15 Не мог ты отстоять наследье Ярослава,
Померкнула в боях испытанная слава,
Ты их не пережил, замолк… и навсегда
Затмилась вольности блестящая звезда!

Замолкнул громкий звон на башне вечевой,
20 Народа гордый клич не слышен боевой, —
И молча ты стоишь, как памятник унылый,
Над этой славною безвременной могилой.
И только Волхов, твой старейший, лучший сын,
К тебе по прежнему ласкается один…


1884 г.


Памяти Царя-Мученика.



Какъ въ «оны дни», когда явился въ міръ Спаситель,
Неся съ собой завѣтъ прощенья и любви,—
Толпой былъ осужденъ Божественный Учитель
На казнь, какъ воръ, убійца иль грабитель,
И, обагренная въ святой Его крови,
Слѣпая чернь, глумясь, влекла Его на муки—

Тот же текст в современной орфографии

Как в «оны дни», когда явился в мир Спаситель,
Неся с собой завет прощенья и любви, —
Толпой был осужден Божественный Учитель
На казнь, как вор, убийца иль грабитель,
И, обагренная в святой Его крови,
Слепая чернь, глумясь, влекла Его на муки —