Страница:Шелли. Полное собрание сочинений. том 1. 1903.djvu/512

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана



Никогда не вводить въ желудокъ никакой сущности, имѣвшей жизнь.

Не пить никакой жидкости, кромѣ воды, приведенной путемъ дистилляціи къ ея первоначальной чистотѣ».

Вопросъ о безубойномъ питаніи и о полномъ отреченіи отъ опьяняющихъ напитковъ, интересовавшій Шелли втеченіи всей его жизни, имѣетъ огромное значеніе. Жизнь ставитъ его все настойчивѣе. Въ манерѣ его разрѣшенія Шелли сходится съ Индійской Мудростью, съ современной Теософіей и съ нашимъ великимъ Львомъ Толстымъ. Какъ гласитъ Бригаспати, поѣданіе мяса было внушено демонами (Max. Müller, The six sistems of Indian Philosophy, London, 1899, Шесть системъ Индійской Философіи, стр. 134). Древняя Индійская Мудрость тѣсно соединяетъ возможность познаванія истины съ чистотою жизни и съ отсутствіемъ убійства. То же самое мы видимъ и въ современной Теософіи. Для того, чтобы приблизиться къ Красотѣ и Правдѣ, нужно пересоздать свое тѣло, и первое условіе для этого—не принимать въ него никакой оскверняющей пищи и опьяняющихъ напитковъ. См. книги Анни Бизантъ Man and his bodies (Человѣкъ и его тѣла) и The Ancient Wisdom (Древняя мудрость). (Изданія Theosophical Publishing Society, 3, Langham Place, London). Слова Толстого, относящіяся къ данному вопросу, слишкомъ извѣстны, чтобы ихъ повторять.

Въ поэмѣ Демонъ міра замѣна Царицы Мабъ Демономъ придаетъ своеобразное очарованіе всему этому образу странствія безплотныхъ существъ въ міровыхъ пространствахъ, особенно въ томъ мѣстѣ отрывка, гдѣ Демонъ міра, перегнувшись съ своей эѳирной колесницы, нѣжно склоняется надъ спящей дѣвушкой.

Поэма Аласторъ—шелліевскій Вертеръ. Онъ рисуетъ здѣсь тѣ исканія идеальнаго, тѣ порыванія изысканной души къ запредѣльному, которыя составляютъ самую отличительную черту его короткой, напряженной и блестящей жизни. Внѣшнимъ образомъ поэма отчасти навѣяна путешествіемъ по Швейцаріи, съ ея горами и голубыми озерами, и по Германіи, съ ея плѣнительнымъ Рейномъ. Изъ литературныхъ воздѣйствій можно указать на описанія Пиринейскихъ горъ въ романѣ Celestina, принадлежащемъ романтической англійской писательницѣ, Шарлоттѣ Смитъ (1749—1806), описывавшей съ особымъ пристрастіемъ Природу въ ту эпоху, когда такія описанія были не часты. Поэма Аласторъ—поэтическая исповѣдь юнаго Шелли; это поэма души, которая не можетъ не быть одинокой, въ силу своей чрезмѣрной утонченности.


Тот же текст в современной орфографии

Никогда не вводить в желудок никакой сущности, имевшей жизнь.

Не пить никакой жидкости, кроме воды, приведенной путем дистилляции к её первоначальной чистоте».

Вопрос о безубойном питании и о полном отречении от опьяняющих напитков, интересовавший Шелли в течении всей его жизни, имеет огромное значение. Жизнь ставит его всё настойчивее. В манере его разрешения Шелли сходится с Индийской Мудростью, с современной Теософией и с нашим великим Львом Толстым. Как гласит Бригаспати, поедание мяса было внушено демонами (Max. Müller, The six sistems of Indian Philosophy, London, 1899, Шесть систем Индийской Философии, стр. 134). Древняя Индийская Мудрость тесно соединяет возможность познавания истины с чистотою жизни и с отсутствием убийства. То же самое мы видим и в современной Теософии. Для того, чтобы приблизиться к Красоте и Правде, нужно пересоздать свое тело, и первое условие для этого — не принимать в него никакой оскверняющей пищи и опьяняющих напитков. См. книги Анни Бизант Man and his bodies (Человек и его тела) и The Ancient Wisdom (Древняя мудрость). (Издания Theosophical Publishing Society, 3, Langham Place, London). Слова Толстого, относящиеся к данному вопросу, слишком известны, чтобы их повторять.

В поэме Демон мира замена Царицы Маб Демоном придает своеобразное очарование всему этому образу странствия бесплотных существ в мировых пространствах, особенно в том месте отрывка, где Демон мира, перегнувшись с своей эфирной колесницы, нежно склоняется над спящей девушкой.

Поэма Аластор — шеллиевский Вертер. Он рисует здесь те искания идеального, те порывания изысканной души к запредельному, которые составляют самую отличительную черту его короткой, напряженной и блестящей жизни. Внешним образом поэма отчасти навеяна путешествием по Швейцарии, с её горами и голубыми озерами, и по Германии, с её пленительным Рейном. Из литературных воздействий можно указать на описания Пиринейских гор в романе Celestina, принадлежащем романтической английской писательнице, Шарлотте Смит (1749—1806), описывавшей с особым пристрастием Природу в ту эпоху, когда такие описания были не часты. Поэма Аластор — поэтическая исповедь юного Шелли; это поэма души, которая не может не быть одинокой, в силу своей чрезмерной утонченности.